РУССКИЕ МОГИЛЫ НА ОСТРОВЕ МЕНОРКА

Диаспора
На испанском острове Менорка находятся захоронения российских военных моряков, о которых до недавнего времени мало кому было известно.
О людях, отдавших в свое время жизнь в борьбе против экспансии Османской империи в Европе, просто забыли.
В настоящее время российское посольство в Испании и священник Андрей Кордочкин, настоятель православного прихода в Мадриде, пытаются воскресить память героев.
Речь идет о событиях русско-турецкой войны 1768-1774 годов. Тогда остров Менорка, который входит в состав Балеарского архипелага, принадлежал не Испании, а Великобритании, союзницы России в борьбе с Турцией. На острове была создана база действовавшего на Средиземноморье российского флота, участника так называемых Архипелагских экспедиций. Здесь ремонтировались российские военные корабли, хранился провиант, снаряжение и боеприпасы.
На Менорке с помпой – пушечной стрельбой и фейерверком – праздновали победы российского флота, к примеру, победу в Чесменской битве. И здесь же хоронили героев — умерших в расположенном на острове русском госпитале от ран и болезней офицеров и матросов. В местном храме святителя Николая, который некогда принадлежал греческой православной церкви, до сих пор сохранилась надгробная плита на месте захоронения 19-летнего мичмана Андрея Спиридова, сына флотоводца Григория Спиридова, который сопровождал отца в дальнем походе.
Рассказывает
о. Андрей Кордочкин:
— Мы запросили соответствующие документы: во-первых, в архиве внешней политики Российской Федерации, а во-вторых, в архиве военно-морского флота в Санкт-Петербурге. Мы пришли к выводу, что в общей сложности на острове скончалось около 180 моряков. Один из тех, кто там скончался, был корабельным священником.
Когда моряки умирали, их хоронили в пещерах Кала-Фигера. Но затем, в 1820 году, останки моряков были перенесены на противоположный берег бухты французским консулом. На месте нового захоронения возник обелиск с памятной надписью. В российском государственном историческом музее сохранилась картина, где изображен этот обелиск.
— Однако сегодня на Менорке нет никакого обелиска и вообще ничего, что бы напоминало об умерших здесь россиянах, кроме захоронения Андрея Спиридова…
— Обелиск исчез в начале 20-го века. Нам удалось найти его основание. Видимо, в этом основании находился оссуарий, то есть там хранились кости моряков. Но когда мы раскрыли это основание, то увидели там конструкцию, которая, по мнению испанских военных, относится к временам испанской гражданской войны. Похоже, что это место использовалось как огневая позиция. Останки моряков оттуда исчезли. У нас есть две версии, что с ними могло произойти. Или эти останки были выброшены республиканцами в море, или захоронены поблизости – рядом, прямо в нескольких метрах, есть небольшое православное греческое кладбище. Я не исключаю, что мы найдем там останки моряков.
— Почему в 1820 году французскому консулу, представлявшему также на Менорке интересы России, понадобилось организовывать перезахоронение?
— На момент перезахоронения – после того, как эти моряки скончались, – прошло около 50 лет. В 1820 году, когда останки были перенесены, я думаю, что речь шла уже лишь о костях покойных. Перезахоронение, видимо, было осуществлено по санитарно-гигиеническим соображениям, поскольку ранее останки лежали в пещерах.
Я хотел бы добавить еще одну интересную деталь. Если мы посмотрим на карту Испании, то увидим, что место захоронения моряков на восточном мысе острова Менорка находится на самой восточной точке Испании, то есть, если хотите, в месте, которое ближе всего расположено к России.
— Но почему, все же, многие годы память о российских моряках, умерших на Менорке, фактически оставалась утраченной? Как о них узнал сам отец Андрей?
— Мне рассказали о том, что на Менорке есть место, связанное с историей Чесменского сражения. Я начал читать все, что есть по этой теме в интернете, и обратился к Елене Смелянской. Это известный специалист по истории русско-турецкой войны и Чесменского сражения.
В принципе, саму войну у нас в России хорошо помнят. В Санкт-Петербурге у меня есть хороший друг – настоятель Чесменской церкви, которая была построена в честь победы в этой битве. Однако события, связанные с Меноркой, менее известны общественности, потому что там боевые действия не велись. Но я все же надеюсь, что это «белое пятно» нам удастся закрыть.
— Каковы дальнейшие планы в отношении восстановления памяти погибших моряков?
— Мы обратились к руководству музея-крепости Изабеллы II, на территории которого в свое время находился памятник, с инициативой о восстановлении этого памятника. Музей находится в ведении министерства обороны Испании. В свою очередь, посол России в Испании Юрий Петрович Корчагин, поддержавший инициативу, направил соответствующие письма в высшие инстанции Испании. Базовый проект восстановления памятника уже готов. Однако нам придется восстановить не только сам памятник. Поскольку территория крепости довольно большая, нужно будет обустроить и подходы к нему. И как только будет получено официальное разрешение, у нас появится моральное право начать сбор пожертвований для осуществления работ.
— Инициатива восстановления монумента, похоже, получила положительный отклик и у испанских властей. Впрочем, пока остается открытым вопрос о пожертвованиях на памятник…
— Мы полагаем, что речь может идти – на основании предварительных подсчетов, учитывая, что придется работать, как над 10-метровым обелиском, так и над подходом к нему, – о сумме едва ли превышающей 250 тысяч евро.
То, что этот обелиск будет расположен на территории военного музея, – очень хорошо, потому что он будет защищен от вандализма. Кроме того, он будет стоять на месте, недалеко от которого проходят все корабли, прибывающие на Менорку. Обелиск будет виден, как небольшой маяк – и прогулочным судам, которые курсируют по бухте, и пассажирским лайнерам, которые прибывают из Валенсии и Барселоны.
Я надеюсь, что среди наших соотечественников, которые проживают в Испании, вложив многие миллионы в недвижимость, найдутся жертвователи на памятник. Надеюсь, что и в России заинтересуются этим проектом и помогут нам увековечить боевую славу русских моряков.
Мне кажется несправедливым, что сегодня память о погибших – это лишь кусок каменного основания бывшего обелиска, к которому невозможно подойти и о котором ничего никому не известно. Мы подали запрос в архив Военно-морского флота в Санкт-Петербурге с тем, чтобы нам прислали имена всех моряков, которые скончались на Менорке. Мы хотим воспользоваться традицией, которая существует в морских храмах Санкт-Петербурга, – наносить на стены имена погибших моряков, в память о которых был построен храм. Мы попытаемся сохранить память о моряках в нашем храме в Мадриде, чтобы молитва о них не останавливалась.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.