ДИПЛОМАТ ВЕЛИКОЙ ИМПЕРИИ

Диаспора
Российский посол в Испании Дмитрий Павлович Татищев (1767-1845) был представителем старинного рода, берущего, как и царская фамилия, свое начало от князя Рюрика.
Он получил домашнее образование и поступил на военную службу. В 1780 году был корнетом в Конной гвардии, в 1791 году – волонтёром в армии Потёмкина. В следующем году Татищев начал свою дипломатическую карьеру на должности поверенного в делах в Константинополе. В 1794 году участвовал в военных действиях в Польше и за штурм Варшавы получил орден св. Георгия 4 степени.
В царствование Павла I молодой офицер и дипломат быстро возвысился: в 1796 году из ротмистров он был пожалован в действительные камергеры, а через три года назначен членом Коллегии иностранных дел с чином тайного советника.
При Александре I был посланником в Неаполе в 1802 году и с 1805 по 1808 годы, затем – в 1812 году назначен чрезвычайным посланником и полномочным министром в Мадрид, куда прибыл лишь в 1814 году.
Время работы Татищева при испанском дворе – яркая демонстрация успехов российской дипломатии. Дмитрию Павловичу удалось установить доверительные, дружеские отношения с самим королем Фердинандом VII.
Главной задачей русского посла было подключение Испании к Священному союзу. Это объединение изначально образовали Россия, Пруссия и Австрия с целью поддержания установленного на Венском конгрессе 1815 года послевоенного порядка в Европе. Впоследствии к Союзу присоединились все монархии континента, опасавшиеся распространения вируса революции и дестабилизации обстановки. Испанским королем Татищев в 1816 году был награжден высшей наградой – орденом Золотого Руна (его первым русским кавалером в 1814 году стал император Александр I).
Татищев продемонстрировал свои блестящие качества дипломата также при урегулировании конфликта между Испанией и Португалией в 1817 году, который разгорелся из-за колониальной территории в Южной Америке Рио-де-Ла-Платы.
Западные державы, прежде всего Англия, очень ревниво отслеживали активность российского посланника. Появилась информация, будто бы Татищев подписал с испанцами договор об уступке России острова Менорки для стоянки военных кораблей Черноморского флота в Средиземном море в обмен на поддержку Испании в ее борьбе с восставшими латино-американскими колониями. Дело дошло до того, что англичане и другие крупные европейские игроки официально потребовали от Петербурга «разъяснений» о характере отношений России и Испании, опасаясь, что русские намереваются постоянно держать свои военные корабли на Балеарах.
Российская столица погасила истерику западных дипломатов, подтвердив, что отношения с Мадридом строятся исключительно на подписанных ранее международных договорах, а Татищеву было рекомендовано «соблюдать осторожность большую». Посол даже направил Александру I прошение о своем переводе из Испании. Причина – придворные интриги и молва со стороны дипломатического корпуса: будучи кавалером Золотого Руна, посланник пользовался при дворе рядом привилегий, которыми не обладали остальные иностранные дипломаты.
Один из иностранных представителей в Мадриде завистливо докладывал своему руководству: «Влияние русского посланника царствует здесь исключительно. Король спрашивается во всех существенных его делах, даже касающихся только Испании. Ни один министр не пользуется такой доверенностью, и если им приходится предложить Королю что-то особенное, они предварительно сносятся с Татищевым».
Причина доверия Фердинанда VII к Татищеву состояла в попытках укрепления за счет союза с Россией международных позиций Испании после Венского конгресса и желании выйти из изоляции, в которой она оказалась, отказавшись подписать заключительный акт конгресса.
Сам Татищев был уверен в том, что Россия выиграет от союза с Мадридом, поскольку он будет способствовать ослаблению позиций Великобритании, соперника России в Европе, улучшению торговых отношений с Испанией и активизации деятельности русских в Америке.
Благодаря российскому послу, в Испании была принята частичная амнистия либералов, была предпринята попытка экономических реформ.
В 1819 году Татищев был произведен в действительные тайные советники, а затем назначен послом в Вену, где и оставался до 1841 года, причём 6 декабря 1838 года он был назначен членом Государственного совета, хотя планы его простирались и далее. Барон
М.А. Корф вспоминал:
«Было время, что публика предназначала его в председатели Государственного совета: сам же он простирал свои виды на звание государственного канцлера, даже до такой степени, что возведение в этот сан графа Нессельрода счёл для себя смертельным оскорблением».
Потеря зрения заставила Татищева отказаться от дальнейшей карьеры.
Последние годы жизни он провел на попечении преданного слуги, француза Прево, в положении, близком к нужде, и скончался в его доме, в Вене, 16 сентября 1845 года. Похоронен был в селе Татищевом Погосте Ростовского уезда Ярославской губернии. На могиле его не было ни памятника, ни решётки.

Подготовил Николай Илларионов.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.