ТРИЛЛИОНОМ ПО ДЕФЛЯЦИИ

Экономика
Марио Драги запускает печатный станок. Его критикуют за скупку гособлигаций, но он идет на риск ради южных стран еврозоны. И с них теперь особый спрос, считают экономисты.
Количественное смягчение в еврозоне, о необходимости которого так долго говорил Европейский центральный банк, началось. Исчерпав возможности большинства других инструментов денежной политики, глава ЕЦБ Марио Драги объявил о начинающейся в марте скупке на вторичном рынке государственных и корпоративных облигаций стран Европейского валютного союза. Программа продлится как минимум до сентября 2016 года. Ежемесячно будут выделяться 60 миллиардов евро. В общей сложности это свыше 1 триллиона.

Марио Драги нарушает табу и традиции
Марио Драги явно нарушил табу. ЕЦБ никогда ни о чем подобном даже не помышлял. Ведь центральный банк в данном случае не просто запускает печатный станок, что чревато инфляцией, но и фактически начинает финансировать казну, чем в известной мере снимает с политиков ответственность за состояние государственных финансов и их оздоровление. По сути дела, он берет на себя часть работы правительства и законодателей, что, согласно хрестоматиям, абсолютно противопоказано независимому центральному банку.
Но в том-то и дело, что Марио Драги приходится действовать вовсе не в хрестоматийной ситуации. Ведь ЕЦБ приходится искать общий знаменатель для 19 весьма разных государств, учитывая, что еврозона оказывалась в тяжелом долговом кризисе. Европейцы всегда боялись инфляции, но не сталкивались с еще более опасной дефляцией, однако именно ей охвачен ныне целый ряд стран валютного союза, прежде всего Греция и Испания.

Адресат программы – южные страны еврозоны
Поэтому нет ничего удивительного в том, что многие европейские банкиры, представители деловых кругов, эксперты и политики жестко критиковали и критикуют решение Марио Драги (которое, кстати, ни для кого не стало неожиданностью, поскольку ЕЦБ долго готовил к нему рынки и общественность). Действительно, таким северным странам еврозоны, как Германия, Нидерланды или Люксембург, скупка облигаций центробанком не нужна, для них она может оказаться достаточно вредной, не говоря уже о том, что она полностью нарушает их традиции. Но Марио Драги совершил свой экстраординарный шаг вовсе не для них, а ради юга Европы: Греции и Италии, Испании и Франции… Широкомасштабная скупка гособлигаций призвана сбить тот процент, который министрам финансов этих стран приходится платить кредиторам, и тем самым снизить нагрузку на бюджет. Дополнительная ликвидность, поступающая на рынок, должна подтолкнуть коммерческие банки южан к более щедрому кредитованию предприятий и потребителей и тем самым дать толчок пробуксовывающему экономическому росту. А неизбежные инфляционные тенденции станут самым действенным лекарством против дефляции.

Теперь очередь за политиками
Между тем многие европейцы, особенно немцы, испытывающие в силу своей истории (две чудовищные гиперинфляции!) панический страх перед инфляцией, априори не могут поддержать какие-либо шаги, направленные на ее усиление. Даже если ее темпы опасно низкие. Однако в Германии решение Марио Драги критикуют не только с этой точки зрения.
Серьезную озабоченность вызывает, скажем так, расхолаживающий эффект количественного смягчения. Ведь если правительства в Афинах и Мадриде, Риме и Париже будут знать, что им автоматически обеспечен спрос на их гособлигации, то желание проводить непопулярные реформы, призванные сократить расходы и увеличить доходы бюджета, может угаснуть. Зачем нарываться на массовые протесты профсоюзов и потерю голосов избирателей, если ЕЦБ и так даст деньги?
Марио Драги, несомненно, осо­знает эту опасность. Он явно идет на риск, хотя и может опираться на вполне положительный опыт количественного смягчения в США. Тем не менее бурный поток свеженапечатанной ликвидности может дестабилизировать валюту евро, вызвав в какой-то момент всплеск инфляции, к тому же он с большой долей вероятности породит мыльные пузыри, предположительно, на рынке недвижимости и на биржах.
В то же время принятое решение, несомненно, укрепляет позиции главы ЕЦБ в диалоге с европейскими политиками. Отныне Марио Драги, приглашенный, скажем, на саммит ЕС, может с чистой совестью сказать главам государств и правительств всей еврозоны и особенно некоторых южных стран: вы хотели, чтобы я до минимума снизил базовую ставку – я это сделал. Вы просили сбить курс евро, чтобы поддержать экспортеров. Пожалуйста! Вы ждали от меня скупки гособлигаций – я пошел и на это. Теперь, господа, у вас уже не осталось никаких отговорок, чтобы затягивать давно назревшие и неизбежные реформы!

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.