ПОЧЕМУ КАТАЛОНИЯ СТАЛА ЦЕНТРОМ ИСЛАМСКОГО РАДИКАЛИЗМА

Политика
Испанские средства массовой информации называют Каталонию не иначе как «центром исламского радикализма в Европе». Они утверждают, что именно здесь – в маргинальных кварталах Барселоны, Таррагоны, Оспиталета, Бадалоны, Реуса и других городов  – отмечена наибольшая  активность  радикалов.

Мама для тенора

Разное

Посткатастрофический синдром

Новости

Послания президента ? штука интересная. Очень интересная. Но только не с той точки зрения, с какой их рассматривают сейчас и как раньше рассматривали отчетные доклады товарища Леонида Ильича Брежнева двадцать третьему и так далее съездам КПСС. Тогда даже советологи с лупой вычитывали тексты, подготовленные будущими прорабами перестройки (они ж почти все вышли из цековских райтеров), памятуя о временах, когда - да, бывало, - когда пара абзацев меняла облик страны и мира. Как на двадцатом съезде. Или же на тех, что были до него.

Но так и не дождались от Леонида Ильича. Потом было другое, но то потом. И сейчас, вспоминая о совсем недавнем прошлом, умные люди вчитываются, радуются цитатам из Витте и Ильина и пытаются смекнуть: а что вот за этим кроется?

И глупеют на глазах умные люди. Потому что за всеми этими словами нет ничего такого, что было бы с ними связано. Потому что нынешние послания интересны только как проявления публичной политики в клановом, то есть антипубличном (а не просто непубличном) государстве. Как тяжелый труд человека, вынужденного денно и нощно поддерживать приличия перед внешним миром.

По каждому высказыванию президента ? правильному, либеральному, соответствующему действительности ? возможен язвительный комментарий, сводящийся к одному: начните с себя. Предприниматели подвергаются "рэкету со стороны госструктур". Кто ж спорит? Первый среди них ? Ходорковский. Надо возвращать капиталы в Россию, надо сделать экономику прозрачной. Верно: вот Ходорковский выбрал прозрачность и этим очень досадил лично товарищу Владимиру Владимировичу. Демократия ? это хорошо и необходимо, всевластие бюрократии ведет к стагнации. Необходимо вести диалог с обществом и разговаривать не на командном жаргоне, а на языке сотрудничества. "Это наша базовая позиция, и мы будем ей следовать". Так следуйте: пересмотрите законы, принятые за последний год. Те самые, которые превращают российскую избирательную систему в пустышку, отчуждают людей от власти, лишают их контроля за бюрократией.

Но ежели отпустить Ходорковского и вернуть нормальные выборы, то от всего путинского пятилетия в публичной политике не останется ничего. НИЧЕГО. Единственная политическая реформа ? это уже упомянутая антиизбирательная. Единственная экономическая акция ? разорение и присвоение "ЮКОСа". Все достижения в сфере идеологической, культурной, гуманитарной ? наступление на свободу слова.

Подчеркиваю ? в публичной политике. Но кроме нее есть еще и политика клановая, достижения которой, на первый взгляд, огромны и неоспоримы. Эта система уже переходит к межпоколенному воспроизводству, чему яркий пример ? карьера Сергея Иванова-младшего. Но, в отличие от брежневских времен, клановость не имеет должного прикрытия. При советской власти она паразитировала на тоталитарном жизнеобеспечении, на отлаженных механизмах экономического, политического и идеологического контроля и публичного оформления во внешнем мире. Сейчас ничего этого нет.

Общим местом были и остаются рассуждения об атомизации общества, о ее усилении в последнее пятилетие, в том числе и в результате сознательных действий властей в политической и информационной сферах. Все так. Но в том-то и дело, что атомизировалась и власть. На самых разных уровнях решения принимаются в первую очередь исходя из личных интересов чиновника. А клановая система может существовать лишь паразитируя на здоровой государственной структуре. Если же и та находится в состоянии атомизации-приватизации, то дальнейшее развитие такого государства ? не стагнация, о которой говорится в послании. А революция. Причем вовсе не обязательно "снизу".

Дело в том, что при таком состоянии дел оппозиционером и потенциальным революционером становится любой чиновник, любой эксперт, любой специалист, так или иначе связанный с властью, но не включенный ни в клановую, ни государственно-приватизационную систему. Бизнесмены, кстати, более лояльны ? им главное знать, кому "заносить", причем бизнесмены иностранные в этом бывают еще циничнее наших. И если президент действительно хочет перемен, то, кроме отказа от басманного правосудия и свертывания избирательной системы, ему надо искать союзников среди здоровой части государственного аппарата.

Но применительно к Путину сами слова "искать союзников" звучат смешно. Власть постоянно демонстрирует, что в диалоге с кем бы то ни было не нуждается. А кадровая политика Путина свидетельствует, что он прежде всего глава (номинальный или реальный ? неважно) клана, а уж потом глава государства. И потому, если даже президент искренне уверен, что все эти славные либеральные, демократические, а попросту говоря, цивилизованные преобразования надо совершать, то осуществлять их все равно некому. Лишнее все это для тех людей, которых он сам привел во власть. А других он не знает и, кажется, боится.

Однако и в докладах Леонида Ильича, и в сегодняшнем послании всегда есть несколько положений, которые следует трактовать как твердую идеологическую позицию. В послании-2005 это, разумеется, слова о "темпах строительства демократии". Но не только. По моему мнению, главное в нынешнем послании ? это то, что президент назвал развал Советского Союза "крупнейшей геополитической катастрофой XX века". У него не нашлось других слов. Он не говорил о возникновении новой российской государственности, о новой национальной идентичности. Он не обращен в будущее, наш президент. Та политическая элита, которую он представляет, живет с чувством глубокой ущербности. Эти люди уверены, что им досталась незавидная участь ? существовать на обломках великой империи, в которой они, правда, никогда бы не поднялись выше средненоменклатурного уровня. Ну, так и что? Зато им было бы гораздо комфортнее. А сейчас у них у всех посткатастрофический синдром. Но они ? не вся страна и даже не вся элита.

После катастрофы ? какие могут быть великие задачи? Между тем они есть, эти задачи. Но только нынешняя политическая элита им абсолютно не соответствует: она не силах не то что их решить, а хотя бы понять и сформулировать.

Так что либо элита поменяет страну, либо страна сменит элиту.

Дмитрий Шушарин

КИТАЙСКАЯ ТОРГОВЛЯ: БЛАГО ИЛИ ЗЛО?

Разное

В последние годы столицу Испании буквально наводнили предприятия торговли, принадлежащие гражданам Китая. Как это явление сказалось на жизни горожан и как его оценивают сами испанцы? 

Читать дальше →

Кровь узбеков и лицемерие Запада

Новости

Добро пожаловать на Новый Ближний Восток. Слева вы видите крупнейшее в Азии с момента расстрела на Площади Тяньаньмэнь массовое убийство людей. Посмотрите, они водой из шлангов смывают кровь с улиц. Справа вы видите, как живьем в кипятке варят диссидентов, а представители власти самодовольно ухмыляются, заявляя, что эти люди 'ошпарились водой из чайника'. А вот диктатор, который вспоминает о своих поездках в Белый Дом и хвастается: 'Я готов снести головы двухсот человек, пожертвовать их жизнями, чтобы спасти мир и спокойствие в республике. Если бы мой сын избрал такой путь, я сам бы отрубил ему голову'.

Ведущиеся на протяжении недели споры об Узбекистане таинственным образом отдалены от реальности. Народ Узбекистана восстал, потому что он живет в страшной, отчаянной нищете, не имея никаких свобод. Многие по-прежнему живут в колхозах советского образца, зарабатывая менее двух долларов в день. Да, в стране есть небольшое политическое движение исламских фундаменталистов, однако во время недавнего восстания никто не применял классической тактики джихада с подрывниками-смертниками и действиями против гражданского населения. Только полиция ощущала всю силу их гнева. Однако в связи с их действиями Ислам Каримов закричал о терроризме, и большинство западных политиков и журналистов начало действовать так, будто главной причиной глубоких связей Британии и Америки с диктатурой Каримова является 'война с террором'.

Да, КГБ Узбекистана дает нам некоторую информацию о возможных ячейках Аль-Каиды. Но по словам человека, который читал всю эту информацию (британский посол в этой стране с 11 сентября Крейг Мюррей), она 'абсолютно бесполезна'. Это и неудивительно, поскольку Каримов систематически использует пытки против заключенных, о чем говорят представители ООН. Информация, полученная с использованием электродов, не более полезна, чем признания европейцев 16-го века в колдовстве и ереси.

Та польза для войны с террором, которую мы получаем от чтения всего этого бреда, полностью перевешивается тем вредом, который наносит этой же войне наша связь с Каримовым. Все специалисты по этому региону согласны с тем, что сталинская политика Каримова, направленная на криминализацию ислама независимо от степени его мягкости или умеренности, напрямую способствует разжиганию джихада. Один из членов комитета Европарламента по делам Узбекистана говорит: 'Поддерживая Каримова, мы помогаем развивать как раз то, чего опасаемся - исламский фундаментализм'. Даже до прихода русских здесь широко было распространено употребление алкоголя, верующие молились лишь время от времени. Сегодня приезжающий в Узбекистан не видит ни бород, ни женских платков-хиджабов. Однако преследования властей дают фундаменталистам больше возможностей в этом регионе. Рядовые узбеки, которым постоянно твердят, что все противники режима являются исламскими радикалами, самым естественным образом начинают задаваться вопросом: 'А может быть, в этой идеологии действительно что-то есть?' Снабжая Каримова деньгами, создавая базы на узбекской земле, мы тем самым создаем почву для того, чтобы узбеки в конце концов именно нас обвинили в угнетении и, возможно, заставили заплатить за это кровью. Движение джихада рождалось на Ближнем Востоке тогда, когда Запад начинал поддерживать жестоких диктаторов. Поэтому зачем повторять одну и ту же ошибку?

Нет, причины связей наших государств с Каримовым лежат совсем в другой плоскости. Первое восстание в Узбекистане, 'первое из многих', сегодня подавляют войска, обученные американцами и действующие на их средства. Это плата за последний крупный нефтяной захват в истории. Республиканский режим Белого Дома хочет стать участником глобальной схватки за последние неосвоенные запасы органического топлива на планете, пока падкая до углеводородов партия не лишилась своей власти. Запасы сырой нефти в Средней Азии составляют до 243 миллиардов баррелей, цена их около 4 триллионов долларов. Этого достаточно, чтобы долгие годы удовлетворять потребности Запада, а Узбекистан находится в центре этого региона (я могу сказать, в самом центре). Несомненно то, что было принято стратегическое решение: если ради нефти потребуется кормить и поить палача Узбекистана Каримова 'и воссоздавать в Средней Азии ближневосточную картину', что ж, пусть так и будет.

Так думаю не только я. В 1998 году Дик Чейни, будучи главой нефтяной фирмы 'Halliburton', объяснял: 'Я не припомню такого времени, когда какой-нибудь регион так внезапно становился стратегически важным, как каспийско-среднеазиатские источники нефти'. Тремя годами позже Чейни руководил составлением Доклада по национальной энергетике, в котором президенту рекомендовалось 'сделать энергетическую безопасность приоритетным вопросом в нашей торговле и внешней политике'. Это их слова. Это их намерения.

В то время как запасы нефти становятся все более уязвимыми для нападений бойцов джихада (как в Саудовской Аравии, где наши государства все еще поддерживают и вооружают одиозный Дом Саудов), или просто иссякают, нефтеперерабатывающая промышленность требует все новых поставок. В некоторых местах, подобных Ираку, такая потребность заставляет США свергать тиранов, но в других местах, таких как Узбекистан, она заставляет их поддерживать тех тиранов, которые дают им возможность получать нефть и строить трубопроводы. При этом британское правительство идет за Америкой как на поводке. Политику сегодня определяет вопрос о том, будут или нет они продавать нам нефть, а не о том, будут или нет они терроризировать свои народы.

Поэтому мы игнорируем голоса узбекского народа; никто не хочет знать ту цену, которая платится за нашу нефтяную политику. Те громкие осуждения, которые в последние дни озвучили правительства США и Великобритании, ни в коей мере не соответствуют их практическим действиям. (США призывают к 'мирному сопротивлению' в стране, где люди исчезают просто потому, что пошутили насчет своего президента. Такие призывы выглядят абсурдом.) Взгляните на бедственное положение Крейга Мюррея, когда он был британским послом в Узбекистане. Человек из Уайтхолла в Ташкенте сделал все, что в таких случаях должен делать представитель демократического государства. Он высказывался против бессмысленной жестокости Каримова, он оказывал поддержку и защиту диссидентам. А в награду он получил отставку и злобную кампанию очернительства. Нет смысла вести споры о том, является ли Каримов необходимым, но отвратительным союзником в войне с террором. Спор надо вести о том, стоит ли продавать права 25 миллионов узбеков в обмен на доступ к остающимся нефтяным запасам.

Надо сказать честно: именно такова сегодняшняя политика. И в более хорошие времена торговля человеческими жизнями и человеческим достоинством в обмен на нефть вызывала отвращение, но сегодня она похожа на самоубийство. Исламский фундаментализм в ближайшее время, когда оружие массового уничтожения благодаря легкому доступу к технологиям разрушения можно будет собирать почти на коленке, станет представлять из себя реальную угрозу свободным обществам. Нам уже сегодня необходимо уничтожить причины возникновения исламского фундаментализма, и в первую очередь те тирании в мусульманском мире, которые поддерживает Запад.

Что еще более важно, экономика, основанная на нефти, для поддержки которой предназначены все эти экскурсии в Среднюю Азию, является экологическим бедствием для всего живого. А то что мы нашли нового толкача, который обеспечивает удовлетворение нашей нефтезависимости, это не решение проблемы.

Некоторые американские защитники окружающей среды пытаются обратить эту идею в создание так называемого 'геозеленого движения', чтобы заставить американцев понять острую необходимость постепенного отказа от грязного топлива во имя спасения планеты и прав человека за рубежом. Очередь за британскими коллегами. Во имя спасения всех нас, во имя спасения узбеков пора проснуться и почувствовать отвратительный запах нефти.

Джоанн Хари ("The Independent", Великобритания)

УСЛУЖИТЬ ХОЗЯЕВАМ!

Политика
Известный своими проамериканскими настроениями, бывший министр сельского хозяйства Испании, а ныне еврокоммисар по энергетике, Мигель Ариас Каньете призвал уменьшить зависимость Европы от российского газа и назвал Соединенные Штаты «главным энергетическим партнером ЕС». Одновременно еврокомиссар предложил развивать свободную трансатлантическую торговлю газом. Речь идет об идее, которую эксперты называют абсурдной ввиду дороговизны американского топлива. Тем не менее, за верную службу интересам США, как отмечают наблюдатели, испанский еврокомиссар может быть в ближайшее время удостоен «высшей награды» – допущен к руке правителя Белого дома. Между тем эксперты недоумевают по поводу высказываний испанского политика, ведь Штаты, в отличие от России, пока вообще не являются энергетическим партнером Евросоюза – отраслевому еврокомиссару следовало бы об этом знать.

КАК СПЛАНИРОВАТЬ СВОЮ ПЕНСИЮ В ИСПАНИИ

Разное
С каждым годом все актуальнее становится проблема старения населения планеты. Демографические бумы прошли, а кризисы мировой финансовой системы не способствуют росту рождаемости. Испания, прочно обосновавшись в группе стран PIGS, в настоящее время также остро столкнулась с проблемой исполнения социальных программ по пенсионному обеспечению граждан, идя на вынужденную реформу пенсионной системы.
Целям учета и расчета пенсионных обязательств государства послужило направление правительством посредством органа Социального страхования лицам, достигшим пятидесятилетнего возраста, писем с расчетами предполагаемой суммы пенсионных выплат.
Читать дальше →

Среднеазиатская шахматная доска

Новости

Как считает журналист испанской газеты «Rebelion», после событий 11 сентября, а точнее после американского вторжения в Афганистан, значительная часть западного мира 'открыла' для себя существование новых государств Средней Азии, возникших вслед за распадом Советского Союза. Произошедшие совсем недавно события в Киргизстане и Узбекистана вновь вернули на повестку дня этот регион планеты.

И вновь теории 'Большой Игры' занимают центральное место. Учитывая, что определенную часть планеты отгородить невозможно, мы все сегодня тем или иным образом участвуем в этой игре, а государства Средней Азии образовали пространство, исполняющее в настоящий момент наиболее значимую роль в новой международной геополитике.

За некоторыми различиями, характерными для каждого из государств региона, можно сказать, что сложная картина ситуации в Средней Азии составляется из нескольких общих моментов. В первую очередь стоит отметить следующее: произошедшие вслед за распадом Советского Союза политические и институционные изменения привели к созданию жестких и персонализированных политических структур. Во-вторых, правящие элиты оказались неспособны поддержать уровень жизни и социальное обеспечение советской эпохи, но в то же время дали толчок росту коррупции и кумовства. Кроме того, зависимость от производства одного или двух продуктов (хлопок и энергетические ресурсы) также стимулировали возможность развития экономического кризиса и конфликтов. При этом взаимное недоверие между различными государствами привело к росту трений и столкновений в таких областях, как приграничные территории, распределение воды и т.д. . .

Вот еще несколько элементов общей оси контекста нынешних среднеазиатских событий: расцвет политических организаций религиозного толка, проблемы, связанные с торговлей наркотиками, увеличение числа молодежи, замечающей, как рушатся ее надежды в области образования, работы, здравоохранения, и, наконец, присутствие в регионе зарубежных действующих лиц, преследующих собственные цели (контроль за энергетическими ресурсами либо геостратегические интересы).

Кризис

При названных составляющих потенциальная возможность развития кризиса самой различной направленности выглядит более чем очевидной. Кроме того, во многих случаях, взаимодействие между вышеупомянутыми факторами помогает еще больше приблизиться к этой сложной ситуации.

В конце 90-х годов численность населения Средней Азии составляла порядка 50 миллионов человек, большая часть которых еще не достигла 30-летнего возраста. Эта прослойка населения и сопротивляется больше всех политическим и политико-экономическим изменениям последних лет, которые уничтожают все социальные достижения эпохи советского правления. В настоящий момент обучение перестает быть бесплатным, а возможность получения высшего образования в значительной степени связана с коррупцией, что вкупе с различиями культурными, родовыми, лингвистическими и связанными с жизнью в сельскохозяйственных либо городских зонах приводит к тому, что проблемы образования достигают невиданного прежде в регионе размаха.

Параллельно с этим новая ситуация вызвала рост уличного насилия, увеличение безработицы, к которым стоит добавить употребление и торговлю наркотиками, распространение проституции, рост числа заболевших СПИДом: все это привело к тому, что население заняло пораженческую позицию, было вынуждено эмигрировать либо присоединиться к тем политическим течениям, которые представлены некоторыми исламистскими организациями.

С экономической точки зрения страны Средней Азии находятся в сильной зависимости от выращивания хлопка и добычи важных энергетических ископаемых, находящихся на их территории - в основном нефти и газа. Недавняя кризисная ситуация, сложившаяся в сельскохозяйственной отрасли (и связанная с выращиванием хлопка - белого золота), и совокупность интересов, касающихся контроля над запасами нефти и газа (здесь и присутствие иностранных держав, и коррупция. . .) также сыграли свою роль в увеличении числа безработных, что привело к образованию в каждом из государств региона нового фронта внутреннего сопротивления.

Ислам

Еще одна из характерных особенностей заключается в той роли, которую в регионе играет Ислам. Действительно проявления указанного фактора варьируются в зависимости от каждой из республик, тем не менее, необходимо отметить некоторые общие аспекты, облегчающие понимание роли Ислама в этой игре, а, вместе с тем позволяющие нам избежать общих мест, к которым - возможно, из-за незнания подобных реалий - прибегают отдельные аналитики.

Большинство мусульман региона принадлежат к ханафитской школе (мазхабу) - одной из наиболее умеренных в суннитском исламе. Тем не менее, на сегодняшний день идеологическое разнообразие выросло. С одной стороны мы наблюдаем 'традиционный Ислам' консервативной направленности, который, тем не менее, смог приспособиться к местным реалиям и обычаям. Как следствие этого он сумел сохранить свою роль в социальной жизни среднеазиатских государств вплоть до настоящего времени. Кроме того, в регионе присутствуют и иные религиозные течения: суфизм (прежде всего, в Узбекистане и Таджикистане), сторонники так называемого 'даваата' (проповеди Ислама) и группировки 'Таблих', хотя последних и не так много.

С другой стороны находятся политические группировки, связанные с исламистскими организациями или течениями. Здесь особое место занимают три объединения: Партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), Исламское Движение Узбекистана (ИДУ) и 'Хизб ут-Тахрир' (Партия Освобождения). Сюда же стоит добавить наличие в регионе религиозных неортодоксальных фигур и определенные ваххабитские и неоваххабитские тенденции. (Необходимо отметить, что в Средней Азии термин 'ваххабизм' часто не связан с его саудовским происхождением, а относится к присутствию иностранцев в этих организациях).

В то время как ПИВ после участия в гражданской войне в Таджикистане стала придерживаться институциональной тенденции, формируя нынешнюю политику страны и ее структуры, ИДУ превратился в движение вооруженных боевиков. Связь этой организации с Аль-Каидой в Афганистане и последовавшие за этим репрессии со стороны Соединенных Штатов привели к тому, что ее роль среди населения региона стала крайне незначительной, хотя некоторые источники - возможно, по незнанию или же увлеченные распространяемым представлением об ИДУ - называют ее среди основных действующих лиц нынешнего конфликта.

Однако, эта роль, в действительности, принадлежит 'Хизб ут-Тахрир'. Названная организация, выступающая за создание халифата, является наиболее высокоорганизованной в регионе, располагает социальными связями и представлена в наиболее важных религиозных изданиях республик. Кроме того, она проповедует 'интеллектуальную борьбу, вместо насилия' для достижения своих целей. Из ее рядов вышли - что случается достаточно редко - еще две организации: движение 'Акрамия' (вокруг которого разворачивались последние события в Узбекистане) и 'Хизб ан-Нусра' ('Партия Победы') - ташкентская группировка, выступающая с 1999 года за радикализацию действий.

Примером ее политики может служить ситуация в Ферганской долине, где на основе незначительного мусульманского сообщества в Андижане, были созданы небольшие производства и сельскохозяйственные компании, которые, следуя определенной социально-экономической программе, сумели сгладить экономические трудности населения этой зоны.

Столкнувшись с определенной реальностью в лице исламистских группировок, правительства стран Средней Азии пошли различными путями, начиная с проведения политики репрессий в Узбекистане и заканчивая разрешением на их деятельность в Таджикистане. Однако, все пять правительств региона стремятся взять под своей контроль исламские организации, и, вместе с тем, использовать Ислам для повышения имиджа своих правителей. Этот контроль также варьируется в зависимости от страны (очень жесткие законы в Узбекистане и Туркменистане, и более терпимые в Таджикистане и Киргизстане).

Еще одной общей характеристикой подобной политики контроля является создание местных отделений по решению связанных с религией вопросов и наблюдению за религиозными структурами. Таким образом, делается попытка контролировать религию и, одновременно, делать ее ближе к местному руководству. Тем не менее, учитывая события последних дней, можно утверждать, что подобная политика обречена на поражение.

'. . .стан, страна. . .'

Казахи, Казахстан: После обретения страной независимости в 1991 году многие международные компании пытались взять под свой контроль энергетические ресурсы этой страны. Однако, население не получает той выгоды, которую названные запасы должны бы были ему давать, а устаревшая инфрастуктура усложняет экспорт газа и нефти. Для страны характерны высокий уровень безработицы, инфляции и нищеты, в то же время значительная часть молодежи становится жертвами проституции и СПИДа. Загрязнение окружающей среды является еще одной проблемой республики. В политическом аспекте, у так называемой 'антитеррористической' борьбы в местном правительстве есть свой сторонник. В прошлом году по подозрению в связях с группировкой 'Хизб ут-Тахрир' были задержаны более шестидесяти человек, наряду с этим была запрещена деятельность нескольких политических организаций.

Киргизы, Киргизстан: Считается одним из самых бедных государств, прежде входивших в состав Советского Союза: нефтяных запасов этой страны достаточно для удовлетворения внутренних потребностей, но добыча этих ресурсов затруднена. Проблемы с соседними государствами (запасы воды, приграничные территории) становились источниками столкновений. После событий 11 сентября разрешили использовать одну из своих военных баз американцам, а другую - россиянам. Подобное политическое равновесие не смогло гарантировать стабильность в стране, и несколько месяцев назад народные волнения потрясли ее политическую структуру. Темные интересы, стоящие за этим переворотом (в ключе 'цветных революций' под покровительством Соединенных Штатов), уступили место политическому соглашению о совместном правлении между двумя основными руководителями оппозиции. Большое беспокойство вызывает экономическая ситуация на юге страны, где уровень безработицы крайне высок.

Таджики, Таджикистан: Страна медленно восстанавливается после гражданской войны 1992-1997 гг., и в значительной степени зависит от расположения Москвы, которая пользуется этой зависимостью в качестве гарантии своего присутствия в зоне (военная база в Душанбе). Ограниченность энергетических ресурсов ставит Таджикистан в зависимость от своих соседей, а непростая экономическая ситуация затрудняет их оплату. Сюда же стоит добавить близость Афганистана и тот факт, что страна является первым этапом переброски наркотиков в Россию и на Запад.

Туркмены, Туркменистан: Считается пятой в мире страной по объемам запасов газа, также богат другими полезными ископаемыми и нефтью. Трудности, связанные с их добычей, приводят к тому, что страна не получает должной выгоды из своего привилегированного положения. В стране правит политический режим 'единственной партии' и явно ощущается культ личности президента Сапармурата Ниязова. В последнее время им были проведены некоторые законы, разрешающие нарушать права человека и урезать гражданские свободы. Кроме того, это наиболее этнически однородное государство, что в определенной степени снижает напряженность, которая, тем не менее, сохраняется между некоторыми местными кланами. Местная элита использует добычу полезных ископаемых для удержания власти и для собственного обогащения.

Узбеки, Узбекистан: Наиболее густонаселенная страна Средней Азии недавно была потрясена волнениями в Андижане. Неоднократно обвинявшаяся ООН в 'систематическом применении пыток' и в содержании под стражей значительного числа заключенных, она одновременно дает приют одной из самых крупных организаций исламистского толка. Это привело к тому, что правительство усилило репрессивные меры, зачастую применяемые без разбора в отношении подобных группировок. Внешнеполитическая эквилибристика местного правительства, поддерживающего отношения и с США, и с Россией, может обернуться против него.

Ферганская долина: этот район, разделенный между несколькими республиками, считается наиболее населенным и богатым сельскохозяйственными и энергетическими ресурсами. Одновременно, он является местом сосредоточения исламских организаций и их сложной сети социальных и религиозных институтов. Месторасположение долины делает ее легкодоступной, одновременно с чем позволяет проникать на территорию соседних республик через 'официально' установленные границы. Примером может служить позиция узбекского правительства, которое при въезде в долину установило пропускной пункт, напоминающий границу между двумя странами. Подобными мерами Ташкент стремится изолировать долину от остальной части страны и не допустить повсеместного распространения таких организаций как 'Хизб ут-Тахрир'.

Международные действующие лица: После окончания советского периода правления многие мировые державы положили глаз на эту территорию. Стремление взять под свой контроль нефть и газ, а также геостратегическая значимость региона с первого момента служили мотивацией для заинтересованных сторон. В первое время такие действующие лица международной арены как Турция и Иран постарались воспользоваться своими культурными и историческими связями с регионом, чтобы установить здесь свое присутствие.

Однако, напор со стороны США, России и Китая свел эту попытку на нет. Вашингтон стремится установить контроль над энергетическими ресурсами региона, а вместе с тем 'стать угрозой' для Китая и России и помешать им играть свою роль в Средней Азии. Пекин продолжает оказывать поддержку местным правительствам, чтобы те вышли из-под влияния Москвы или Вашингтона и перешли под его крыло. По той же самой причине Москва не может позволить вытеснить себя из региона, где прежде занимала столь значимое положение. Не так давно на региональной сцене появилась и Япония, также пытающаяся отстоять здесь собственные интересы.

Т. Рекондо  ("Rebelion", Испания)
Анна Гонсалес, ИноСМИ.Ru

 

БУДУТ ЛИ НАКАЗАНЫ ИСПАНЦЫ, ВОЕВАВШИЕ НА ДОНБАССЕ

Политика
В Испании не прекращается полемика вокруг задержания и привлечения к суду восьмерых граждан этой страны, находившихся в ходе конфликта на востоке Украины в рядах вооруженных формирований ДНР и ЛНР.
Напомним, что задержания молодых людей в возрасте от 20 до 30 лет было осуществлено в конце февраля в рамках полицейской операции под кодовым названием «Данко». Осуществили задержания в шести городах Испании сотрудники Генерального комиссариата информации, подразделения Национальной полиции Испании, занимающегося борьбой с терроризмом.
Полиция не назвала фамилий задержанных, лишь их инициалы. Правда, пресса без труда тут же разгадала имена двоих из них – 27-летнего Рафаэля Муньоса Переса, жителя Астурии, и 22-летнего Анхеля Аррибаса Матео из провинции Мурсия. Оба они – активисты молодежных левых организаций. Ну а легко узнаваемыми они стали потому, что во время своего пребывания на Донбассе в конце лета прошлого года давали интервью и для российского телевидения, и для иностранных журналистов, и для публикации в интернете.
Читать дальше →