ПОЭТ ЗОЛОТОГО ВЕКА ПЕДРО ЭСПИНОЗА

Культура
Известный поэт и антолог, родом из Антекеры (Малага)
Педро Эспиноза – поэт и антолог – родился 4 июня 1578-го года в городе Антекера. Многие исследователи потратили годы и годы кропотливых поисков, собирая по крупицам исторические факты его биографии. Не всем им улыбалась удача. Исследователи Хуан Кирос де лос Риос и Тринидад де Рохас и Рохас не смогли даже найти родителей Эспринозы.
Чуть больше везения (и немало труда) пришлись на долю Франциско Родригеса Марина, который и установил, что отец знаменитого поэта был Хуан де Сепулведа. Хуан заключил брак с Хуаной Гарсия ( ее также звали Хуана Морено – по второй фамилии ее отца) 13 июня 1574 года. От этого брака у них было двое детей – Агустина де ла Пас и Педро Эспиноза ( фамилия взята от деда по отцовской линии – Диего Эспиноза – родом из Сеговии).
Многие задаются вопросом, а был ли поэт выходцом из знатной семьи. Многие ошибочно пишут: Педро де Эспиноза. В 18-м веке у потомков Педро Эспинозы появляется и приставка «де» в фамилии (Эспиноза де лос Монтерос), да только это в то время уже ничего не значило. А вот сам Педро Эспиноза является автором такого афоризма: «En casa de hidalgos, se olvidarán los dientes del estómago».
А также в одном из своих трудов он пишет: «La nobleza común será una opinión, porque no habrá otra sino virtud, y la honra que naciere de ésta misma virtud que la ganó la despreciará».
Педро Эспиноза изучал теологию в Севилье, был одним из слушателей знаменитой гранадской Поэтической Академии. В Севилье он познакомился с поэтом Хуаном де Аргуйхо, вокруг которого тогда образовался кружок интеллектуалов, среди которых был и художник Франциско Пачеко. Уже тогда, путешествуя по столицам Андалусии, Педро Эспиноза собирал материал для своего будущего самого значимого труда – антологии «Flores de poetas ilustres», напечатанной в Вальядолиде в 1603-м году. В это время в Вальядолиде находился королевский двор. А позднее, в Мадриде, где переиздадут его антологию, он знакомится с такими известными поэтами своего времени, как Луис де Гонгора, Франциско де Кеведо и Лопе де Вега.
Наверное можно смело сказать, что Педро Эспиноза и другие молодые поэты и художники той эпохи вели довольно беспорядочный образ жизни. Поэтому не стоит удивлятся, что однажды разочаровавшись в таком времяпровождении, Педро Эспиноза ударился в другую крайность – удалился в скит – часовню Магдалены, расположенную около Антекеры. И сменил имя: теперь он стал зваться Педро де Хесус. Теперь он пишет стихи только на религиозную тему.
Дальше – больше: он рукоположен в сан священника в Малаге и теперь живет в часовне Вирхен де Грасия в Арчидоне.
Позднее граф Де Ньебла уговорил поэта и отшельника стать капелланом в церкви Ла Каридад и ректором в колледже Сан Льдефонсо в городе Сан Лукар де Баррамеда. В этом городе Педро Эспиноза прожил 35 лет.
И еще один курьезный факт биографии этого неординарного человека…
В то время герцог Медина Сидония плел интриги среди знати и предпринял попытку провозгласить себя королем… Андалусии. В эти интриги и в этот заговор оказался вовлеченным и Педро Эспиноза.
Великий поэт умер в городе Сан Лукар де Баррамеда 21-го октября 1650-го года. Последний его труд – «Тесоро Эскондидо» – написанный в 1644-м году утрачен навсегда. А его антология «Цветы Знаменитых Поэтов» дала всему миру уникальную возможность ознакомится с 240 поэмами 63-х поэтов.

Al sol sobre su dama

Vuela más que otras veces,
sol, desenlaza libre tu presteza,
y mira no tropieces
en tu misma furiosa ligereza.

No alcancen a tus postas voladoras
con pies de viento las sucintas horas;
que con más honra volarás rogado
que de mi sol vencido y afrentado.

Soneto en burla de quiméricos argumentos caballerescos

Rompe la niebla de una gruta escura
un monstruo lleno de culebras pardas,
y, entre sangrientas puntas de alabardas,
morir matando con furor procura.

Mas de la escura, horrenda sepultura
salen rabiando bramadoras guardas,
de la Noche y Plutón hijas bastardas,
que le quitan la vida y la locura.

De este vestiglo nacen tres gigantes,
y de estos tres gigantes, Doralice;
y de esta Doralice nace un Bendo.

Tú, mirón, que esto miras, no te espantes
si no lo entiendes; que, aunque yo lo hice,
así me ayude Dios que no lo entiendo.

Soneto imitación del
tasso a las rosas

Estas purpúreas rosas que a la Aurora
se le cayeron hoy del blanco seno,
y un vaso de pintadas flores lleno,
oh dulces auras, os ofrezco agora,

si defendéis de mi divina Flora
con vuestras alas el color moreno,
del sol, que, ardiente y de piedad ajeno,
su rostro ofende porque el campo dora.

Oh hijas de la Tierra, peregrinas:
mirad si tiene mayo en sus guirnaldas
más frescas rosas, más bizarras flores.

Llorando les dio el alba perlas finas;
el sol, colores; mi afición, la falda
de mi hermosa Flora, y ella, olores.

Soneto a la boca y ojos de su dama implorando piedad

El Sol a noble furia se provoca
cuando sin luz lo dejas descontento,
y, por gozarte, enfrena el movimiento
el aura, que de gloria se retoca;

tus bellos ojos y tu dulce boca,
de luz divina y de oloroso aliento,
envidia el claro sol y adora el viento,
por lo que el uno ve y el otro toca.

Ojos y boca, que tenéis costumbre
de darme vida, honraos con más
despojos;
mi ardiente amor vuestra piedad invoca.

Fáltame aliento y fáltame la lumbre.
Prestadme vuestra luz, divinos ojos.
Beba yo vuestro aliento, dulce boca.

Николас Демидов

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.