Франко переиграл Сталина и Гитлера

Наука
Судьбу Испании последние два века творили слабовольные политики и жесткие военные. Порой они боролись друг с другом за власть, порой вступали в сговор. По мере того как империя теряла свои последние американские колонии и среди них Кубу ? самый яркий бриллиант тускневшей короны, в самой Испании чередой шли гражданские войны. Но не будем ворошить слежавшуюся архивную пыль, вернемся в более близкие к нам времена. Они трагичны и важны для судеб страны, для понимания нынешней испанской действительности. И, что бы ни говорили историки и философы, роль личности во многом определяет путь нации по тому или иному азимуту. [b]Колонна с юга[/b] После провозглашения в 1931 году Республики и свержения короля Альфонсо XIII недоверие левых политических сил к военным заметно возросло. Африканская кампания закончилась до этого события, и генерала Франко власти отправили якобы для отдыха на Балеарские острова ? с глаз долой. Когда в 1934 году в горнорудном районе Астурии началась всеобщая забастовка, а в Каталонии произошел националистический мятеж, стоявшие у власти умеренные республиканцы и демократы вызвали генерала в Мадрид возглавить действия против тех, кого они громко называли революционерами. Франсиско Франко Баамонде был военным по призванию и очень быстро сделал блестящую карьеру. В 23 года ? майор, в 33 ? генерал за заслуги в войне с Марокко. Начинал он ее офицером регулярной армии, закончил в ударном Иностранном легионе. Он был храбр и, несомненно, честолюбив. Сослуживцы с упоением говорили о его холодной отваге, граничащей с физической бесчувственностью. Франко прекрасно справился с поручением, став вскоре одним из начальников Генерального штаба. Он отвечал за назначения ? по сути, решал судьбу высшего офицерского состава. Одно время был также начальником Военной академии в Сарагосе, и новое поколение испанских военных поклонялось ему. Но в 1936 году на выборах с триумфом победил объединивший все левые силы Народный фронт Мануэля Асаньи, и генерал Франко снова был отправлен в изгнание. На этот раз ? на должность военного губернатора Канарских островов. Приход к власти Народного фронта встревожил застойную католическую страну. Уже тогда сложились две идеологически противостоящие Испании, и столкновение становилось неизбежным. Кроме того, в Испании в те годы, как и в других странах Европы, зарождался фашизм, который втягивал в свою орбиту реакционных военных, часть духовенства, монархистов и тех, кто принадлежал к Испанской фаланге ? правому реакционному движению. Этому взрывоопасному коктейлю противостояли прогрессивные республиканцы и левые, возглавляемые тем же Асаньей, социалисты, анархисты и коммунисты. Мирное сосуществование их было априори невозможным, что и вылилось в заговор военных, поддержанных монархистами. Франко в заговоре против Республики не участвовал, в то время он был командующим корпусом оккупационных войск в Марокко. Выслушав приказ руководителей заговора, он высадился на континентальной территории Испании со своим корпусом и выступил в поддержку фалангистов. Шел июль 1936 года, в стране набирал силу террор против демократически настроенных военных и социалистов, против всех приверженцев Республики. 18 июля сразу в нескольких городах вспыхнул уже открытый военный мятеж против Республики. Началась гражданская война. Тем временем генерал Франко вел свое наступление с юга. Республиканское правительство с помощью военных советников из СССР лихорадочно создавало новую армию, готовило вооруженное ополчение. На его стороне сражались и добровольцы из многих стран ? знаменитые Интербригады. [b]Конституционная диктатура[/b] Война длилась около трех лет. У каждой из враждующих сторон были свои союзники. Испанию генерала Франко, который достаточно быстро выдвинулся в общепризнанного военачальника (за что в октябре 1936 года был произведен в генералиссимусы), поддерживали германские нацисты и итальянские фашисты. Советский Союз, официально отрицавший свое участие в гражданской войне в Испании, открыто стал на сторону республиканского правительства. Остальные европейские страны формально придерживались нейтралитета. Победителями в этой долгой войне стали генерал Франко и та Испания, что была на его стороне. С тех самых пор, с апреля 1939 года, и вплоть до своей смерти он будет главой государства. Франко создаст режим, который впоследствии остроумно назовут «конституционной диктатурой». В его руках была собрана вся власть, его модель государства и общества во многом была схожа с идеями приверженцев фашизма. Внутренняя политика осуществлялась сверху посредством директивной экономики и обобществления. Политические партии были устранены за ненадобностью, какой-либо экономический и культурный плюрализм воспринимался, как ересь во времена инквизиции, либералы или демократы сплошь были причислены к жидомасонам. Начало Второй мировой войны застало Франко в какой-то степени врасплох. Генерал, но не солдафон, получивший в управление бедную, разоренную, экономически отсталую и не познавшую промышленной революции страну, он понимал, что вступление ее в войну на стороне гитлеровской Германии невозможно и опасно для смонтированной им конструкции государства. Хотя бы потому, что выгодное географическое и стратегическое положение Испании ? своего рода коридор между Европой и Африкой ? легко могло превратить ее в довесок рейха. Франко переиграл фюрера. На двух личных встречах он убедил его в своей надежности и в готовности сообща бороться с коммунизмом, но отправил для участия в боях недоукомплектованную добровольческую Голубую дивизию и этим ограничился. Официальное неучастие Испании в войне на стороне гитлеровской коалиции оказалось спасительным: на конференции в Потсдаме она не была признана страной-интервентом со всеми вытекающими отсюда последствиями. Родом с севера страны, из Галисии, Франко по характеру и манере поведения не походил на испанца в расхожем представлении. «Коротышка», как называли его между собой генералы, почти всегда был мрачен, молчалив и замкнут, начисто лишен чувства юмора. Тучный и неуклюжий, почти карикатурный в своем мундире генералиссимуса, он был подозрителен и никому даже из своего близкого окружения не доверял. В призрачности задуманного им плана ? сохранить франкизм без Франко с помощью монархии ? он, наверное, и сам себе опасался признаться. Но иного выхода уберечь страну от демократических ветров не видел. Он был уверен, что сумеет воспитать и сформировать молодого Хуана Карлоса в нужном ему духе. Решившись на этот парадоксальный шаг, он не знал тогда, как заблуждался... Как всякий диктатор, вышедший из военных, он презирал политику в чистом виде и отдавал предпочтение службе и делу. Франкизм держался на послушании и дисциплине, на насаждении порядка. Слово «демократия» было почти бранным. Но режим тем не менее понимал, что надо провести хотя бы косметический ремонт застывшего в прошлом общества. Франко группирует вокруг себя молодых технократов, получивших образование в Европе и США, разрабатывает новое трудовое право, новое социальное законодательство и создает Национальный институт общественных работ. Это была попытка проведения реформ сверху, которые смогли бы хоть на время удовлетворить как правых из фаланги, так и умеренно левых. У диктатора не было какой- либо серьезной оппозиции в стране, а в управлении своими внутренними соперниками он демонстрировал недюжинный талант. Для измученного войной и послевоенными лишениями народа Франко олицетворял собой стабильность. Ему противостояло все мировое сообщество, за исключением Ватикана и нескольких латиноамериканских и арабских стран, но он стойко выдерживал осаду. «Конституционная диктатура» сыграла свою роль и плавно перешла на новую ступень, получившую название «организованная демократия». Ее суть: никакого политического плюрализма, право существовать имела единственная партия «Национальное движение» с разветвленной паутиной первичных организаций. Вступали в нее добровольно, она была многочисленна. Если кто и оказывал влияние на режим, это были профсоюзы. Членство в них было обязательным и для рабочих, и для предпринимателей. Из профсоюзных взносов выплачивалась четверть зарплаты, три четверти шло из фондов предприятия. Значительная часть профсоюзных взносов шла на социальные нужды и профессиональную подготовку. Социальное партнерство выглядело привлекательно: трудящиеся определяли социальную политику, предприниматели ? экономическую. Все вместе, в одной организации. Забастовки, как и увольнения, были запрещены. Мелкие споры между предпринимателем и рабочим решали специально созданные судебные комиссии ? магистратуры труда. Повышение заработной платы или удовлетворение других коллективных требований правительство оставило за собой. [b]Полезный тиран[/b] «Организованная демократия», перенасыщенная социальной идеей и рудиментами социал-демократических идей, обеспечивала Франко всю полноту власти. Глава государства. Глава правительства. Генералиссимус вооруженных сил. Вождь, великий полководец и герой гражданской войны. Одним словом, абсолютный монарх. Мир долгие десятилетия не признавал франкистскую Испанию как достойного партнера ? ее не приглашали ни в Общий рынок, ни в НАТО. Генерал де Голль, уполномоченный союзниками незадолго до своей смерти посетить Испанию, после беседы с диктатором сказал в Париже: «Франко, конечно, личность неприятная, для нас ? «персона нон грата», но, к сожалению, полезная». В чем же? «Холодная война» вынуждала Запад менять привязанности, подчиняя новые критерии своим стратегическим интересам в обострившемся противостоянии. Для франкистского режима это давало возможность выхода из изоляции. В 1953 году Испания согласилась дать приют американским военным базам, фактически превратив страну в глубокий тыл НАТО. Генерал Франко не менял основ своего режима, а внешние обстоятельства подталкивали западные страны делать все для его укрепления. Были забыты или приглушены все прежние осуждающие его филиппики, требования демократизации общества и амнистии политических заключенных ? бывших республиканцев и коммунистов-нелегалов. Диктатор вновь оказывался победителем, не уставая повторять, что демократия как система партий не пригодна для Испании. Франко, безусловно, хотел процветания своей стране, но лишь посредством несменяемой диктатуры. Факт, что многого ему удалось добиться. Его страстью и навязчивой идеей было строительство плотин и водохранилищ, которые обезопасили бы земледелие от засух и увеличили выработку электроэнергии для развивающейся промышленности. Точно так же он был одержим планом создания сетей автомагистралей и городов - спутников вокруг крупных центров на севере, куда устремлялся все возраставший поток имигрантов с бедного юга. К закату своей жизни диктатор с полным правом мог сказать, что он изменил страну. Наращивание промышленного и сельскохозяйственного потенциала Испании генерал ставил во главу угла своей внутренней политики. В СССР были пятилетки, в Испании ? комплексный план развития, делившийся на те же временные отрезки, но с заглядыванием в более отдаленную перспективу. Коллективизация сельского хозяйства в СССР превращала крестьянина в бесправного батрака государства, в Испании, напротив, стимулированное государством частное предпринимательство, постепенное внедрение рыночных отношений позволили достаточно быстро уже в 60-х годах достичь среднеевропейского уровня развития. Экономическая либерализация по теории должна потянуть за собой и политическую. Франкистская Испания шла явно против теории, хотя частные послабления все же последовали. Режим от этого не пошатнулся, потому что рядом с собой Франко сумел расставить представителей всех поколений, и окружение верно ему служило. А главное ? на его стороне были надежные силы безопасности и армия. Парадоксальность фигуры Франко и в своеобразном понимании им диктатуры и демократии: он запирал двери, но открывал окна. В последние десять ? пятнадцать лет правления его политика была достаточно гибкой и ловкой. У испанской дипломатии практически не было неудач. Страну посещали видные политики различной окраски, наладились отношения с Францией, Италией, Португалией и Великобританией, а с арабским миром приобрели даже дружественный характер. В самой Испании была отменена предварительная цензура в прессе, введенная еще в 1938 году. Естественно, газеты и журналы, заподозренные в подрыве основ режима, автоматически запрещались и закрывались. Даже аналогии воспринимались, как вызов: газету «Мадрид», опубликовавшую критическую статью о долгом правлении генерала де Голля, тут же закрыли, а затем и взорвали помещение редакции. И хотя критика в принципе допускалась, фигура Франко по-прежнему была священной. Если же какая-либо газета начинала «смотреть в лес», весь ее состав мгновенно менялся. Точно так же генерал тасовал правительство и других высоких чиновников. [b]Тень отца[/b] Казалось, режим обрел такую степень стабильности, что вождь может уйти и не беспокоиться о сохранении франкизма без Франко. И уж тем более диктатор никогда не мог себе представить, что принц Хуан Карлос, в котором он видел своего преемника, покончит с режимом и восстановит в стране демократию. Из рук Франко в июле 1969 года Хуан Карлос получил титул короля и был назначен кортесами преемником на посту главы государства, хотя монархия законодательно не была восстановлена ? диктатор оставил эту процедуру на потом. Король оказался на практике истинным приверженцем демократии. Поддержку он получил от армии и среди некоторых видных политических сторонников Франко, впоследствии принявших высокие посты в государстве уже из рук Хуана Карлоса. Молодой король доказал, что обладает тонкой политической интуицией, стремился следовать образцам европейских монархий, а новые испанские социалистические и коммунистические партии сильно отличались от своих прародителей времен Республики. Подавляющая часть общества была к ним благосклонна. Совместными с королем усилиями им удалось осуществить мирный переход к демократии в стране, где люди еще сравнительно недавно убивали друг друга в гражданской войне и где оставались миллионы ярых поклонников франкизма, совсем иначе видевших будущее Испании. Один из самых серьезных исследователей современной Испании, профессор истории Лондонской школы экономики Пол Престон утверждает, что Франко соединял в себе странную смесь реализма и здравого смысла, с одной стороны, и наивности и сумасбродства ? с другой. Он никоим образом не вписывается в представление об истеричном диктаторе, хотя и страдал скрытыми психическими отклонениями, корни которых следует искать в его детстве. Всю свою жизнь он пытался забыть его горечь. В его автобиографических литературных опытах, а Франко баловался даже киносценариями, которые воплощались в фильмы, всегда присутствовал один-единственный безукоризненный герой ? отец. В реальной жизни он был брошенным и неоднократно жестоко униженным ребенком. Желая переписать свое прошлое, Франко пошел на дикий шаг ? эксгумировал тело отца и перезахоронил в неизвестном месте. Отсюда вытекает и его линия политического поведения: он всегда хотел быть отцом всех испанцев, всей нации, отцом авторитарным, но справедливым. Иными словами, отцом, какого у него самого никогда не было. Раскаяние или признание своих ошибок были ему чужды. Работой он себя утруждал не более трех-четырех дней в неделю, и всегда по нескольку часов. Всю свою жизнь Франко был в абсолютной изоляции в силу своего характера и уверенности, что владеет абсолютной истиной. Поэтому его знание ситуации в стране почти всегда было превратным и искаженным. Болезнь Паркинсона, не разбирая чинов, поразила его и еще больше усилила отрыв от реального мира. Франсиско Франко умер в ноябре 1975 года. Тело его выставили в королевском дворце, и толпы людей ждали в огромной очереди, чтобы пройти перед гробом своего вождя и кумира. XX век богат идеями и идеологиями, богат выдающимися политическими личностями с разной судьбой. Входит ли в эту плеяду Франсиско Франко, диктатор-генералиссимус, «коротышка», который тщетно пытался заглянуть далеко за горизонт своего представления о будущем? Вряд ли кто-нибудь способен сегодня дать безошибочный ответ ? слишком все еще близко.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.