«АВС»: Хмурые лица войны без прикрас

Наука

Многие из них никогда не встречались друг с другом. Никогда не сидели рядом. Никогда вместе не обедали, не пили кофе, не обменялись даже полусловом. Они знакомы лишь на расстоянии. Ненавидят друг друга издалека. Посылают в адрес друг друга самые страшные проклятия. Не обмениваются посланиями, не переписываются по электронной почте. Они предпочитают ракеты и снаряды, бомбы и боеголовки. И так было всегда. Так будет и впредь.


Они никогда не вступали на поле боя. Не сжимали в руках оружия. Не спали под открытым небом. Не теряли своей семьи. Не оставались без крыши над головой. Не плакали от гнева и бессилия. Не умирали от голода, холода и страха. И так было всегда. Так будет и впредь.


Каждый день они едят горячую пищу. Спят в своих постелях. Завтракают в кругу семьи. Некоторые из них вынуждены скрываться, чтобы не стать жертвой более или менее селективного убийства, но к их услугам всегда есть телохранители, системы защиты и бункеры - всего этого достаточно, чтобы они могли смотреть открыто, а не украдкой. И так было всегда. Так будет и впредь.


Они делают все возможное, чтобы их дети не пошли на войну. Ведь там умирают, и они об этом помнят. Многих из них поддерживает большинство их сограждан, их партий, их отрядов, их соратников. Их имена слишком часто упоминают в выпусках новостей. Они первыми появляются в информационных сообщениях. Они утрачивают чувство реальности. И так было всегда. Так будет и впредь.


Они забывают, что они не лучше и не хуже многих из тех, кто их окружает и, к сожалению, умирает, получает ранения, остается увечным, вынужден эвакуироваться, рано или поздно становится беженцем, перемещенным лицом, теряет своих близких, просыпается без крыши над головой, ложится спать без настоящего, просыпается без будущего. И так было всегда. Так будет и впредь.


У тех, кто отдает приказы, есть лицо, имя и фамилия. Многие из этих лиц чередуются, приходят друг другу на смену в истории, в выпусках новостей, в информационных сообщениях, на первых полосах газет. Год за годом, пятилетие за пятилетием, десятилетие за десятилетием они сменяют друг друга, но со временем начинаешь понимать, что это одни и те же люди. Теми же самыми они и останутся.


Вот некоторые из тех, что дергает за ниточки, отдает приказ нажать на курок, планирует похищения и нападения, те, что, бросив камень, сразу прячут за спину руку, его бросившую, те, кому - по крайней мере, в теории, - с более или менее спокойной совестью придется отвечать за развязывание этой Второй ливанской войны.


Эхуд Ольмерт (Ehud Olmert) возглавляет правительство Израиля. Амир Перец (Amir Peretz) управляет израильским министерством обороны. Дан Халуц (Dan Halutz) в качестве начальника израильского генштаба руководит всеми в целом и каждой в отдельности из операций, проводимых израильтянами. Вот три наиболее известных лица Израиля, последние две недели находящегося в состоянии войны, которая в действительности длится уже 60 лет.


Заложник собственной славы Хасан Насралла (Hasan Nasralah) из своего личного государства 'Хезболла' в составе раздробленного государства Ливан приговаривает к медленной смерти целую страну. Фуад Синьора (Fuad Siniora) - глава правительства, не обладающего никакой властью, как и просирийски настроенный президент страны Эмиль Лахуд (Emile Lahoud).

Башар аль-Асад (Bashar al-Assad) отворачивается в другую сторону, чтобы никто не видел его сирийской улыбки, чтобы никто не вспомнил об убийстве Рафика Харири (Rafic Hariri), чтобы снаряды не посыпались на дома Дамаска.


В Тегеране Махмуд Ахмадинежад (Mahmud Ahmadineyad) и аятолла Хаменеи (Jamenei) ведут борьбу за контроль над 'Хезболлой' с помощью пульта дистанционного управления. И все для того, чтобы напугать Запада с его неминуемой угрозой иранской ядерной программе, все для того, чтобы обречь свой народ на остракизм, от которого он и так уже слишком долго страдает.


На этой же семейной фотографии хотят появиться Исмаил Хания (Ismail Haniyeh) и Махмуд Аббас (Mahmud Abbas), хотя это и не совсем обычный снимок участников какого-нибудь саммита, поскольку говорим мы с вами о войне. Премьер-министр и президент Палестины едут в противоположных направлениях на поездах, которые, рано или поздно, столкнутся друг с другом. Проблема заключается в том, что палестинский народ едет в вагонах третьего класса и, как обычно, расхлебывать последствия придется ему. И ничего не волнует истинного лидера ХАМАС Халеда Мешааля (Haled Meshaal) при движении по пути неуправляемого фанатизма.


Хосни Мубарак (Hosni Moubarak), Король Иордании, монарх Саудовской Аравии и прочие лидеры Ближнего Востока, с каждым днем все более стыдящегося своих правителей, называют себя сторонниками поиска решений путем переговоров, говорят, что они солидарны с палестинцами, называют себя братьями ливанцев, делают так много заявлений, что потом никогда не выполняют обещанного.

Кондолиза Райс (Condoleezza Rice), Кофи Аннан (Kofi Annan), Хавьер Солана (Javier Solana), министры иностранных дел европейских стран, как и всегда, реагирую медленно и поздно. Как и всегда, они много говорят. Как и всегда, без конца путешествуют. Как и всегда обмениваются рукопожатиями, поцелуями в щеку, похлопываниями по спине. Оказываются не на высоте. Как и всегда.

Эхуд Ольмерт. Амир Перец. Дан Халуц. Хасан Насралла. Фуад Синьора. Эмиль Лахуд. Башар аль-Асад. Махмуд Ахмадинежад. Аятолла Хаменеи. Махмуд Аббас. Халед Мешааль. Хосни Мубарак. Король Иордании. Монарх Саудовской Аравии. Кондолиза Райс. Кофи Аннан. Хавьер Солана. Европейские министры иностранных дел. Хмурые лица войны без прикрас.


Другие - анонимные, смертные, погребенные, изувеченные, загнанные, изможденные, запуганные, негодующие, ливанские, палестинские, израильские, мусульманские, христианские, иудейские, похищенные, замаранные, потерянные, бессильные, подавленные, покоренные, мстительные, наивные и невинные - смотрят им в лицо и не отводят взгляда.


Но только не эти. Эти опускают глаза, смотрят в другую сторону, отворачиваются, отводят взгляд. Взгляд, который убивает. Взгляд, который умирает. Взгляд, который бежит. Взгляд, который слеп. Взгляд хмурых лиц войны без прикрас, в которой совсем немногие отдают приказы и очень многие гибнут. По обе стороны границы. Больше на одной стороне, чем на другой. Так было всегда. Так не должно быть и впредь

Хуан Сиерко ("ABC", Испания)

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.