Рейтинг
0.00

Наука

1 читатель, 362 топика

Письма русского священника из Испании

Наука
Русско-испанские дипломатические и культурные связи были установлены еще в XVI в., но образ Испании, столь хорошо знакомый нам сейчас, сложился в сознании русского человека лишь к середине XIX столетия. Этому способствовало увлечение русских писателей и поэтов «испанской экзотикой». Освоение русскими Испании началось с появления «Писем об Испании» В.П.Боткина (1848), которые на протяжении нескольких десятилетий оставались одним из лучших сочинений об этой стране. Затем появилось множество литературных и публицистических произведений, посвященных Испании, разного художественного уровня, в том числе низкопробных подражаний боткинским письмам. Испанская тема и ее соответствующие атрибуты ? серенады, гитары, кастаньеты и т.д. ? надолго вошли в моду. С начала 1850-х и до конца 1880-х гг. Испанию посетили многие ученые, литераторы, деятели искусства. Назову лишь некоторых: Л.Н.Мечников, М.Н.Капустин, К.А.Скальковский, Д.В.Григорович, П.Д.Боборыкин. Впечатления о своих путешествиях ? путевые заметки, дневники, очерки, письма, воспоминания ? они публиковали в основном в журналах.
Читать дальше →

За градусом в Лиссабон

Наука
Лиссабон ? нетуристический город. По лиссабонским улицам ходят исключительно местные: низкорослые темнокожие португальцы, еще более низкорослые бразильцы и высокие негритянки в хламидах и тюрбанах. Обязательных достопримечательностей тут мало: в 1755 году их почти подчистую снесло землетрясением. Так что лучше места в Европе для бесцельных прогулок с фотоаппаратом, пожалуй, и нет. С введением евро цены тут не взлетели в два раза, как в Риме или Париже: в Португалии сохранилась патриархальная дешевизна, и за те деньги, которых в прочих европейских столицах хватит разве что на халупу без душа, в Лиссабоне можно поселиться во дворце. А кроме того, здесь пьют настоящий портвейн, о каком в Москве можно разве что прочитать в книжках. Я отправляюсь в отель Lapa Palace ? на бывшую виллу графа Валенсии. Номер выходит на реку Тежу, где-то вдали маячит океан; на столике у кровати красуется бутылка портвейна. Портвейн появляется и после ужина: ресторан при гостинице итальянский, с венецианским оттенком, но дижестивы у официанта на тележке, разумеется, местные. Вот и вступительное испытание: из тридцати вариантов надо выбрать один. Я на всякий случай требую самый пафосный напиток из всех мне известных ? Vintage от Taylor?s, 1964 года. То, что мне наливают, - гениально. Но остановиться на одном варианте невозможно: я требую бутылку, разлитую в 1974-м, в год моего рождения. На этикетке написано Colheita, Calem. Дальше следуют двадцатилетний Tawny Imperial от Sandeman и тридцатилетний Tawny от Dow. На четвертом бокале официант, утомившись давать пояснения, советует мне отправиться в Институт портвейна.
Читать дальше →

Четвертый Афган

Наука
[b]25 декабря исполняется четверть века с начала советско-афганской войны, однако и до этого Советы трижды предпринимали против Афганистана военные шаги. В самом конце 1979 года, когда западный мир готовился встретить католическое Рождество, СССР осуществил ввод Ограниченного контингента советских войск в Афганистан.[/b] 25 декабря в 15.00 по московскому времени на аэродромы в Кабуле и Баграме с трехминутным интервалом стали приземляться и взлетать военно-транспортные самолеты, доставляя в Афганистан первые советские части. В Кабул прибыла элитная 105-я воздушно-десантная дивизия. Вместе с десантниками Афганистан «посетил» также спецназ ГРУ, который возглавлял полковник Григорий Бояринов. А далеко на юге, в самом сердце Центральной Азии, по заснеженным и заледенелым перевалам шли советские моторизованные части. Так четвертый раз за минувшее столетие советские войска входили в Афганистан?
Читать дальше →

На пляж на Гран-Канарию

Наука
? Креветка разочаровывает, ? девушка за соседним столиком укоризненно смотрит в глаза провинившемуся ракообразному. Вокруг едят. Кусают рыбные шашлыки, медальоны из свинины, бифштексы с кровью, хамон, авокадо, папайю, карликовые бананы. Закусывают жареным картофелем, свежим горошком, маринованной кукурузой и похожими на сердце канарскими помидорами со множеством камер. Поливают мороженое смесью из свежих ягод, шоколадного соуса и карамельного сиропа. Запивают соком киви, и соком манго, и соком папайи, и соком какой-то красной ягодки, и просто риохой. Когда-то на ужин в пятизвездочных отелях Гран-Канарии нельзя было являться без фрака или вечернего платья. Теперь клиенты приходят в шортах и гавайских рубашках на голое тело. [b]Форма шишки[/b]
Читать дальше →

Испорченный отдых на Майорке

Наука
[b]Нет ничего хуже испорченного отдыха. «Русская Испания» обещает внимательно относится к вопросу туризма и его проблем. Вот например, один случай... «Я очень люблю Майорку. По разным причинам. В конце дам несколько советов тем, кто туда собирается, а пока о том, как удовольствие было подпорчено.[/b] [b]Сюжет № 1.[/b] Приехав в Cala Millor через фирму Neckermann (которой более не доверяю), обнаружили, что заказанный нами Apartment занят, а для нас есть Studio. Первое - это две комнаты, второе - одна. Следовательно, и цены разные. Но Вы, говорят нам в отеле, не волнуйтесь, свободного "апартмента" у нас нет, но зато утром придёт представитель турфирмы, всё образуется, есть другие отели и проч... Представитель турфирмы утром не пришёл, мы потеряли два часа в ожидании и не попали туда, куда собирались - на лошадиный рынок в Sineu. А, следовательно, почём зря платили за простаивающую машину. Впрочем, удалось дозвониться до "Centrale" этой фирмы и кое-как объясниться с девицей, не говорившей ни по-немецки, ни по-английски. Договорились через портье. Итак, "не волнуйтесь, завтра..." и т.д. Но назавтра сюжет повторился.
Читать дальше →

Коста Дорада, Салоу, лето 2004

Наука
Поводом для написания следующего послужил прочитанный на рассказ девушки из Уфы об отдыхе в Испании. Поистине ? произведение искусства. Я даже распечатала и потом перечитывала и удивлялась тому, насколько велика сила слова. Каждая фраза ее рассказа еще раз поднимала во мне пережитые ощущения. Не знаю, насколько мой рассказ заденет читателей, однако буду стараться не упасть лицом в грязь. Впрочем, приступим. Мой отпуск я решила провести с сестрой в Испании. Выбор пал на эту страну и на Салоу после долгих обсуждений всех за и против. Мне хотелось забыть о последних переживаниях, хотелось моря, солнца, выспаться, а также бурной ночной жизни, экскурсий, одним словом ? хотелось экшана. Собрав рассказы о Салоу у наших знакомых, которые уже отметились в этом городке, а также распечатав информацию с разных сайтов в инете, мы пошли в агентство Travel One, которым мы пользуемся уже в третий раз и можем дать только отличные отзывы. В агентстве нас встретила очень милая девушка Светлана, которая нам подробно все описала, предложила на выбор два отеля ? Эстиваль Парк и Кап Салоу. Мы выбрали последний, о чем ничуть не пожалели.
Читать дальше →

ABC: Приготовимся к мести Путина

Наука
[b]Посмотрим, что предпримет Путин, чтобы отомстить за свое поражение на Украине. Читайте на сайте «Русская Испания» статью испанского журналиста Луиса Игнасио Парада, опубликованную в газете АВС 27 декабря 2004 года.[/b] Горбачев развалил Советский Союз. Ельцин расчленил коммунизм. Путин же пытается при помощи коммунистических методов сделать из России новый СССР. Причем, несмотря на то, что половина мира относится к нему как к демократу. Российский лидер пережил вчера самый большой провал за всю свою извилистую политическую карьеру. Причиной тому стало повторное проведение выборов в житнице России, на Украине, которой Москва управляла на протяжении 300 лет, выборов, которые по указке Путина были подтасованы ради победы пророссийского кандидата.
Читать дальше →

Гильотина для диктатуры пролетариата в ГДР

Наука
Социалистическое правосудие, как известно, было самым гуманным в мире. Но вот парадокс ? статья 102 конституции «капиталистической и реваншистской» ФРГ объявляла смертную казнь отмененной, а в системе наказаний ГДР она сохранялась с самого момента образования «первого на немецкой земле государства рабочих и крестьян» вплоть до 17 июля 1987 года. C 1949 по 1981 год смертные приговоры были вынесены 227 лицам, из которых 166 были казнены. И вот от чего уж совсем мороз дерет по коже. До 1966 года приговоренным к высшей мере наказания, как в самые мрачные времена средневековья, рубили головы. Правда, палач не всаживал с кряканьем лезвие топора или меча в шею осужденного, а потихоньку дергал за веревочку, освобождая острейшее стальное трапециевидное лезвие гильотины; голова, отделенная от туловища, мягко шлепалась в специальную корзину, а кровь из шеи орошала фаянсовый сток, уходящий в канализацию. Социалистическим палачам не пришлось изучать чертежи доктора Гильотена и тратиться на сборку его изобретения. В наследство от гитлеровского режима им досталась проверенная и отлично зарекомендовавшая себя машина смерти.
Читать дальше →

Франко переиграл Сталина и Гитлера

Наука
Судьбу Испании последние два века творили слабовольные политики и жесткие военные. Порой они боролись друг с другом за власть, порой вступали в сговор. По мере того как империя теряла свои последние американские колонии и среди них Кубу ? самый яркий бриллиант тускневшей короны, в самой Испании чередой шли гражданские войны. Но не будем ворошить слежавшуюся архивную пыль, вернемся в более близкие к нам времена. Они трагичны и важны для судеб страны, для понимания нынешней испанской действительности. И, что бы ни говорили историки и философы, роль личности во многом определяет путь нации по тому или иному азимуту.
Читать дальше →

Пять веков спустя

Наука
За Пиренеи нас вытащили Дубинчики. Мы познакомились в первые месяцы нашей иерусалимской жизни, и тогда они с их пятилетним израильским опытом казались нам умудренными местной жизнью ватиками. Пара эта, пока мы к ней привыкали, очень нас удивляла ? уж очень разными были они. Боря - роста ниже среднего, и, судя по остаткам волос вокруг лысины, был когда-то, если выражаться политкорректно, шатеном, а если попросту - рыжим. Светлые глаза, субтильность, резкость в движениях - довольно распространенный ашкеназский тип. Рина же, общепризнанная глава семьи, была этакой матроной, жгучей южанкой довольно крупных размеров (моя бабушка, благословенна ее память, почему-то называла этот тип еврейских женщин «одесситками»). Плавная уверенная речь выдавала в Рине педагога. Она действительно преподавала когда-то в Москве немецкий язык и, закончив заочно аспирантуру, много лет безуспешно, по известной причине, пыталась протолкнуть диссертацию о творчестве Фейхтвангера, которым заболела с детства, прочитав "Испанскую балладу". Супруг ее, архитектор по образованию, прозябал в это время на какой-то рутинной работенке в проектно-строительной конторе, а творческую душу свою в свободное время отводил писанием подмосковных пейзажей, портретов любимых жены и дочек, а также кухонных натюрмортов, составленных из несданных после очередных интеллектуальных посиделок бутылок. Им было под сорок, когда приподнялся "железный занавес", и они как-то вдруг почувствовали, что появился выход из серого совкового жизненного тупика и ничто уже не привязывает их к стране, в которой им случилось родиться. И уехали они в Иерусалим, живший в их воображении благодаря большим выдумщикам Фейхтвангеру и Булгакову. Святая земля оказалась пленительной, чем-то похожей на писательские фантазии, но все же иной, и сильно занимали заботы о хлебе насущном, особенно тяжелые в начале незнакомой жизни, - как-никак, а две девчонки-школьницы на шее, да и сами, в общем-то живы и не стары... И в Рине, как она любила рассказывать, произошел душевный перелом - она почувствовала, что жизнь в земле далеких предков течет в иной системе координат, чем та прежняя, отделившаяся от самолета в Шереметьеве вместе с отъехавшим трапом, и у нее вскоре возникла буквально физическая потребность жить в традициях своего народа. Она стала масортит-соблюдающей традиции, научилась зажигать свечи по субботам, читать молитвы, купила Боре серебряный кубок и с переменным успехом заставляла его делать кидуш-субботнее благословление, но попытки ее полностью установить традиционную еврейскую жизнь в доме сломались о сопротивление домочадцев, не желавших расставаться со своими московскими привычками. Тем не менее, молитвы ее были, видать, услышаны соответствующим адресатом, и всего через три месяца после приезда, еще почти без языка, она нашла работу продавщицы в магазине иностранной литературы, которым владела престарелая чета йеки-немецких евреев. По прошествии двух лет она, дама властная и энергичная, уже держала магазин в свои руках и при молчаливом согласии стариков-хозяев стала негласной руководительницей их бизнеса. Несмотря на небольшую зарплату, которую платили ей жмотливые йеки, Рине нравилась эта работа среди книг, разговоры с разноязыкими интеллигентными покупателями, интернет и деловая переписка с издательствами всего мира. Она считала, и, наверно, справедливо, что как филолог она профессионально востребована. Супруг ее пробавлялся частными уроками рисования и писанием пейзажей, уже иерусалимских, а также натюрмортов, состоящих опять же из опорожненной тары, теперь с местной спецификой, и плоды трудов своих с разной степенью удачи сбывал он иностранным туристам. В первый год израильской жизни Боря, как здесь выражаются, взял курс экскурсоводов, получил свидетельство и периодически подрабатывал в разных турагентствах. Не знаю как кому, но мне лично очень нравились его байки об Иерусалиме. К тому моменту, когда мы познакомились с Дубинчиками, гражданские религиозные войны в их семье уже сошли на нет, старшая дочь отслужила в армии, где встретила хавера из местных, снимала с ним квартиру в городе вечной весны веселом Тель-Авиве и училась в тамошнем университете. Отец и младшая дочь, готовившаяся к экзаменам на багрут, вели светский образ жизни в рамках семейного консенсуса о недопущении в доме некашерной пищи. Рядовую, по израильским обычаям, ночь на первое января, которая у большинства новых олим по старинке связывается с новым годом, а у коренных израильтян - с каким-то одним им известным плохим человеком Сильвестром (говорят, каким-то римским папой-антисемитом), Боря с дочерьми по многолетней привычке проводил у телевизора, прыгая по московским программам. Непременными атрибутами новогоднего стола их были кашерное израильское шампанское и цветочная ваза, из которой торчала кедровая или сосновая ветка, украшенная маленькими елочными игрушками и миниатюрным Дедом Морозом, вернее, Санта-Клаусом, купленными у араба-христианина в Старом Городе. Рина же, накрыв им стол и помолившись, демонстративно уходила спать в одиннадцать - рано утром, мол, вставать на работу...
Читать дальше →