Возможен ли мир в Стране басков?

Политика

Возможен ли мир в Стране басков, где сильны сепаратистские тенденции и где действия вооруженной группировки ЭТА не прекращаются уже боле 40 лет? Этот вопрос задают многие испанцы и ответа на него пока не находят.

Не так давно ЭТА сделала очередное, второе за последние полгода, заявление о намерении прекратить так называемую “вооруженную борьбу” за независимость. Условие одно — предоставление баскам права выбора путем участия в референдуме — оставаться ли им в составе испанского государства или создать собственное? Заявление группировки было зачитано неизвестным боевиком в маске — видеозапись распространена в Интернете.

“Решение баскского вопроса, — сказал представитель ЭТА, — должно быть найдено в ходе демократического процесса, учитывающего волю нашего народа, — путем мирного диалога. Баскам должно быть предоставлено право выбора своего политического будущего, не исключая возможность обретения независимости. Мы, со своей стороны, обязуемся уважать любое решение референдума. Желая, чтобы мирный процесс воплотился в жизнь, ЭТА объявляет постоянное перемирие и готова подвергнуться контролю по соблюдению этого перемирия со стороны международных наблюдателей”.

Реакция центральных властей Испании была однозначной. Никаких условий, связанных с риском раздела единого государства — выхода из него Страны басков, они не принимают и никогда не примут. Да и вообще с ЭТА разговор должен быть коротким — боевики должны сдать оружие и явиться с повинной для получения заслуженного наказания. Ведь испанские власти заявляют, что вооруженные сепаратисты запросили мира, поскольку совсем обессилили под ударами испанской полиции и уже давно не пользуются никакой поддержкой среди населения своего региона. Для официального Мадрида баскские сепаратисты — это лишь кучка обезумевших фанатиков-убийц.

Таким образом, инициатива ЭТА повисла в воздухе. Первый зампред правительства Испании и министр внутренних дел Альфредо Перес Рубалькаба заявил, что “мы ждем от террористической банды лишь заявления о ее окончательном и безоговорочном самороспуске. Что касается последнего послания, то оно не отвечает чаяниям испанских демократов. ЭТА утратила чувство реальности, она не отказывается от своих требований и по-прежнему хочет решать будущее государства, считает себя гарантом некоего мирного процесса. Группировка думает, что общество должно заплатить определенную цену за ее отказ от насилия”. 

Между тем, просачивающаяся в печать информация свидетельствует о том, что рассчитывать на самороспуск группировки явно преждевременно. Действительно, ЭТА, видимо, готовясь к своим “мирным инициативам”, с августа 2009 года теракты в Испании не устраивала. Однако она весьма активно ведет себя во Франции — похищает автотранспорт, добывает химикаты для изготовления бомб, устраивает тайные склады оружия и даже застрелила в прошло году французского жандарма, который попытался проверить у боевиков документы.

Что касается тезиса об утрате ЭТА поддержки населения, то совсем недавно он был опровергнут — и довольно убедительно. В городе Бильбао, промышленной центре Страны басков, прошла манифестация с участием почти 70 тысяч человек, хотя население баскского региона составляет всего-то два миллиона. Так что манифестация побила все рекорды — ведь такой процент жителей не выходил до сих пор ни на одну демонстрацию ни в самой Стране басков, ни в Испании в целом.

Формальным поводом для шествия было требование улучшить положения отбывающих наказание в тюрьмах боевиков ЭТА и других лиц, в той или иной степени связанных с вооруженными сепаратистами — общим числом 750 человек. Приехавшие в Бильбао со всех концов Страны басков манифестанты называли их “политзаключенными” и “узниками совести”, а Испанию, соответственно, “репрессивным фашистским государством, попирающим волю баскского народа”.

Здравицы в адрес ЭТА участники манифестации не выкрикивали — они караются в Испании тюрьмой. Впрочем, ни для кого не секрет, что речь шла не столько о поддержке заключенных, сколько о требовании предоставить региону право на самоопределение.

Любопытно, что идеи радикального решения баскского вопроса путем разрыва с испанским государством и обретения независимости, популярные в 70-80-ые годы прошлого столетия, постепенно отступили в годы 90-ые. В 80-ые годы, к примеру, их усиление было спровоцировано самими центральными властями страны. Находившиеся тогда, как и сейчас, у власти в Мадриде испанские левые, создали тайную террористическую группировку под названием ГАЛ, которая убивала баскских активистов из-за угла без суда и следствия. Причем, половина жертв так называемой "политики государственного терроризма" были случайные люди, не имевшие ничего общего с сепаратистами.

В 90-ые годы ГАЛ был разоблачен независимыми юристами и представителями демократической общественности. Его организаторы, включая министра внутренних дел и других высокопоставленных чинов МВД, были отправлены за решетку. Скандал вокруг ГАЛ повлек за собой смену правительства и осуждение обществом практики незаконных расправ с баскскими активистами. Это, по мнению независимых наблюдателей, и послужило некоторому ослаблению напряженности в Стране басков и росту доверия местного населения в способность Испании решить баскскую проблему в рамках правового государства.

Теперь ситуация вновь изменилась, сепаратистские настроения опять берут верх. Политологи пытаются объяснить феномен нового обострения обстановки. И многие из них делают неутешительный вывод: оно вновь спровоцировано мерами правительства — вернувшимися в 2004 году к власти “левыми”. Отсюда многие делают весьма простой вывод — чем жестче в Испании подход к баскской проблеме, тем больше накаляется обстановка в регионе, тем популярней становятся националистические настроения и желание обрести независимость.

В чем выразилось “закручивание гаек” по-испански? В первую очередь, в запрете ряда баскских политических партий под предлогом их связи с сепаратистами. Первой была запрещена партий Батасуна — “Единство”. Она популярна среди населения и была представлена депутатами всех уровней — в центральном и региональном парламенте, мэриях десятков баскских городов и поселков. За Батасуну голосовало до 18% баскских избирателей. Это много, учитывая, что в небольшом регионе имеется немалое число разных партий и группировок.

В последние годы были запрещено еще полдюжины баскских партий и организаций — по стандартному обвинению в связях с террористами. Лидеры этих партий, как правило, отправлялись в тюрьму, а судебные процессы над ними затягивались на многие месяцы. Цель подобных запретов и арестов испанские власти никогда не скрывали — не дать сторонникам баскской независимости пройти в представительные органы.

При всем этом, судебные процессы над басками нередко представляли собой подлинный юридический цирк. Немыслимый для современной западной юриспруденции случай произошел в прошлом году, когда суд приговорил двух предполагаемых членов ЭТА к длительным тюремным срокам за организацию взрывов на автомобильной стоянке в мадридском аэропорту в 2006 году. Баски отрицали свою вину. Они заявляли, что после ареста подвергались пыткам. Их адвокаты представили неопровержимые доказательства того, что подобные пытки действительно имели место. Суд эти доводы во внимание не принял.

Но самое любопытное, что через полгода после приговора баскам были приговорены к разным, правда, небольшим, срокам заключения жандармы, их арестовавшие. Приговор гласил — за пытки на допросах арестованных и приговоренных басков. Суд присудил также материально компенсировать басков — в размере 24 тысяч евро, однако из тюрьмы их не выпустил.

Подобные факты, естественно, широко обсуждаются в баскском обществе и еще больше накаляют итак непростую обстановку. Не способствуют нормализации обстановки и постоянные репрессии против баскской молодежи. До недавнего времени поводом для ареста и приговора на длительный срок могло служить участие в уличных беспорядках. За поджег банкомата или контейнера для мусора можно было реально получить длительный тюремный срок.

Ну а буквально две недели назад полиция опять проявила “инициативу”. Были арестованы дети видных представителей движения за самоопределение. Почему? Якобы они тоже занимались “подрывной деятельностью”. Как на подобные аресты отреагировали баски — можно легко догадаться.

И это не все. В регионе в течение последних десятилетий у власти находились умеренные националисты — христианские демократы, которые хоть как-то сдерживали натиск радикалов. На последних региональных выборах испанские социалисты и консерваторы, кстати, непримиримые враги во всем, кроме неприятия басков, пошли на союз и совместными усилиями отстранили националистов от власти, образовав коалиционное правительство меньшинства. Главой местной администрации был назначен социалист, да к тому же не баск, а этнический испанец — Франсиско Лопес. Это было воспринято многими басками как вызов их национальной идентичности.

Власти попытались неделю назад организовать в Стране басков альтернативную манифестацию — якобы против сепаратизма. На нее собрались меньше тысячи человек.

Баскский конфликт, как последний вооруженный конфликт в Западной Европе, естественно, волнует союзников Испании по Евросоюзу. И речь уже более не идет о безоговорочной поддержке в этом вопросе испанского правительства. Любопытна в этой связи недавняя статья в “Файнэншл таймс”. Газеты призвала испанские власти “проявить гибкость”, поскольку “Мадрид не имеет права более криминализировать сотни тысяч басков, которые стремятся к независимости”.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.