ДОЛГИЙ ПУТЬ ОТ ДИКТАТУРЫ К ДЕМОКРАТИИ

Разное
20 ноября — 40 лет со дня смерти генерала Франсиско Франко. Он правил Испанией авторитарными методами с 1939 по 1975 год. Кончина диктатора ознаменовала переход Испании к демократической форме правления. Между тем франкистская диктатура, как любая иная, оставила глубокий след в жизни страны и ее народа. Сумели ли испанцы преодолеть за минувшие годы все ее последствия?
Испанцы на официальном и неофициальном уровне любят повторять, что их страна стала образцом перехода от диктатуры к демократии. И даже готовы предложить свой опыт государствам с тоталитарным прошлым. Действительно, в Испании тогда, 40 лет назад, все прошло вроде бы без особых катаклизмов и кровопролития: и сторонники бывшего режима, и его противники договорились о демократических преобразованиях и претворили их в жизнь. В течение нескольких лет в так называемый «испанский демократический переход» были ликвидированы старые государственные структуры и созданы новые – по образцу цивилизованных стран. Проведены преобразования во всех сферах жизни – от экономики и партийного строительства до территориального устройства и законодательства.
Вот что говорит один из «отцов» испанского «перехода», социалист, бывший министр Альфонсо Герра:
«В испанском обществе есть люди, которые полагают, что преобразования были недостаточно глубокими. Другие, наоборот, думают, что мы действовали слишком смело. И те, и другие утверждают, что соотношение политических сил в то время между франкистами и демократами не позволяло действовать по-иному. Я все эти аргументы не воспринимаю. Тогда было сделано именно то, в чем нуждалась страна, то, что устраивало всех. Это был грандиозный компромисс, достигнутый между испанцами. Испания, традиционно разделенная на два лагеря, на этот раз объединилась и в 1978 году приняла конституцию, которая, возможно, не всех полностью удовлетворила, зато обеспечила процветание Испании в последние десятилетия. В нашей истории еще не было столь длительного периода согласия. Испанцы выбрали этот путь, чтобы жить в условиях мира и свободы».
Считается, что диктатура Франко, которую хотя и принято называть «фашистской», была в последний период своего существования относительно мягкой. Действительно, испанцы могли свободно выезжать за границу, покупать зарубежную периодику, а политзаключенных, которых насчитывалось не более двух сотен, работать не заставляли, содержали в двухместных камерах и по воскресеньям давали вино. Так называемые узники «франкистских застенок» коротали время, играя в волейбол и обсуждая новости.
Доходы трудящихся росли. Они были обеспечены работой, получали квартиры практически бесплатно, отдыхали по льготным путевкам в пансионатах, а их дети – в подобии пионерских лагерей. Так что к середине 70-ых испанцы жили не хуже многих других европейцев. Однако первое десятилетие правления Франко, пришедшего к власти в 1939 году после победы в Гражданской войне было совсем не радостным – и не только для противников режима, но и для всех испанцев. Голод, карточная система, полицейский террор – постоянный поиск «врагов», аресты, пытки, расстрелы без суда и следствия.
Да и в последние десятилетия франкизма, когда режим смягчился, в стране по-прежнему сохранялась авторитарная система: профсоюзы находились под контролем правительства, политические партии – под запретом, как и протестные манифестации. Цензура не пропускала в прокат множество фильмов, снятых в США, Франции, Италии и других странах. Под запретом были разводы и аборты, гомосексуальные связи, гражданские браки.
После смерти Франко в стране были освобождены все политзаключенные, проведена амнистия лиц, обвиненных в военных преступлениях и терроризме в период войны и диктатуры. Была введена многопартийная система и проведены выборы в парламент. И, наконец, началась широкая реформа в экономике – ликвидация громоздкого и часто убыточного госсектора. К середине 80-ых годов Испания уже воспринималась своими европейскими соседями как демократическая страна с рыночной экономикой, а посему в 1986 году она смогла вступить в Европейское экономическое сообщество, нынешний Евросоюз.
Подавляющее большинство испанцев с искренней радостью восприняли преимущества демократии. Тем не менее, изменить некоторые жизненные приоритеты, сложившиеся у них в годы диктатуры, так и не удалось. К примеру, один из таких приоритетов – желание многих испанцев, включая молодежь, работать в качестве чиновника из-за престижности государственной службы по сравнению даже с научной, предпринимательской или любой иной деятельностью, требующей проявления личной инициативы.
Дело в том, что режим Франко личную инициативу недолюбливал. Он опирался на огромный госаппарат. А посему служащие всячески восхвалялись, поддерживались, пользовались особыми льготами. Им прекрасно платили и награждали орденами, они имели короткий рабочий день и длинный отпуск, их невозможно было уволить, как плохо бы они не работали. Демократия не смогла как-то повлиять на пристрастие испанцев к подобной карьере.
Согласно докладу, подготовленному организаторами конкурса Young Business Talents на основе опроса более 7 тысяч молодых людей в возрасте от 15 до 21 года, большинство из них предпочитает, в отличие от своих сверстников в других странах Евросоюза, сделать в будущем карьеру чиновника.
Считается, что сегодня число госслужащих в Испании самое большое в Западной Европе по отношению к численности населения. Их здесь больше 3,5 миллиона. Интерес к работе делопроизводителя, побивающего все мировые рекорды по части болтовни, хождения по коридорам и питья кофе в рабочее время, не снижается. А власти никак не могут решиться на сокращение громоздкого и, по оценке экспертов, не нужного госаппарата, опасаясь роста итак огромной безработицы и протестов чиновников.
Франкистский режим как раз и воспитывал пассивных, покорных людей. Населению внушалась слепая вера в благодетельное государство, от которого зависело личное благополучие каждого. А государство олицетворял его верховный правитель – отец нации. Только он был призван думать и принимать решения за всех. Современной же свободной Испании, как считают социологи, нужны люди активные, предприимчивые, больше надеющиеся на самих себя, а не на государство.
Между тем, раздутый госаппарат не только «съедает» львиную долю госбюджета. Он связан с еще двумя проблемами, унаследованными от авторитарного режима и пока не преодоленными. Речь идет о бюрократизме, чиновничьей волоките при решении любой административной проблемы и коррупции. Уровень последней, один из самых высоких в Евросоюзе, пока не снижается, несмотря на предпринимаемые против коррупционеров меры.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.