RussianSpain.com - наш портал Испании

  1. Новости
  2. ЗАБЫТЫЕ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ: СУДЬБА ИЗГНАННОГО ИСПАНЦАМИ КОРЕННОГО НАСЕЛЕНИЯ АНДАЛУСИИ

ЗАБЫТЫЕ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ: СУДЬБА ИЗГНАННОГО ИСПАНЦАМИ КОРЕННОГО НАСЕЛЕНИЯ АНДАЛУСИИ

Новости Русской Испании 6 июля 2020

 

Сегодня мир пересматривает историю, написанную не во всем объективно. Мексиканцы называют Колумба оккупантом. Поднимаются и другие факты сомнительного поведения испанцев с коренными народами на завоеванных ими территориях. 

Андалусия – жемчужина Испании, но рассказы местных гидов грешат не соответствующими правде рассказами: между тем не испанцы, а арабы – коренное население этих земель построило прекрасные города и превратило их в торговые и культурные центры. Но их изгнали и переписали историю.



Власть Исламского халифата на Пиренейском полуострове сохранялась до 1492 года, но и после этой даты мусульманское присутствие в Андалусии продолжилось. Мусульмане жили там вплоть до 1609 года, пока король Филипп II не принял решение положить этому конец путем изгнания иноверцев.

Они начали покидать Андалусию за несколько столетий до падения Гранады, поскольку северные христианские королевства стали расширяться за счет мусульманских удельных государств, а страны Магриба приняли большую часть андалузских мигрантов из-за географической близости регионов и исторических связей между ними. 

Перемещение жителей Андалусии в Северную Африку происходило в то время, когда местная цивилизация рушилась из-за распада центральных стран, вспышки эпидемий и голода. Дестабилизация обстановки вызвала острую нехватку населения в городах, деревнях и на фермах. Андалузцы пришли, чтобы восстановить эти регионы благодаря своим знаниям и опыту, превосходящим знания всех арабских стран. Тем самым они оставили яркий след в экономике, культуре, искусстве и политике Магриба.

Андалузская диаспора

Андалузская иммиграция происходила в три этапа. Первый — это период между 800 и 1000 годами, когда ученые, торговцы и другие жители мусульманской Испании свободно путешествовали в Северную Африку. 

Второй этап имел место между 1000 и 1492 годах в связи с расширением христианских королевств за счет территорий мусульманских государств, таких как Кордова, Мурсия, Валенсия, Хаэна и Севилья. 

Что касается третьего этапа, то он начался в 1492 году, после падения Гранады, и закончился в 1614-м после решений о массовом изгнании мусульман. Об этом говорится в книге Насера ад-Дина Саидуни (Nasir al-Din Saiduni) «Исследование Андалусии: иберийское влияние и андалузское присутствие в Алжире».

В каждый из этих периодов миграция преследовала свои цели. На первом этапе целью была торговая экспансия, развитие и распространение религиозных знаний, так как андалузские торговцы основали города на побережье Алжира для упрощения торговой деятельности.

На втором этапе мигрировали лучшие андалузские граждане. Это были жители крупных городов, таких как Кордова, Севилья и Гранада, и их было много, что в целом напоминало более поздний этап миграции. 

Отличие же состояло в том, что на втором этапе Андалусию покидали более богатые и образованные жители. 

Что касается третьего этапа, то тогда эмигрировало очень много андалузцев, и их большую часть составляли ремесленники, крестьяне и торговцы. Их называли морисками, и, по словам Саидуни, это были мусульмане, оставшиеся после капитуляции Гранады.

Андалузцы поселились в основном в Алжире, затем в Тунисе и Марокко. Также некоторые мигрировали в Ливию, другие мусульманские страны, Новый Свет (Америку) и некоторые европейские государства. В целом население Северной Африки приветствовало андалузцев, особенно в Алжире на третьем этапе переселения, который совпал с османским правлением в этом регионе.

Тем не менее порой андалузцы в Северной Африке подвергались нападениям со стороны племен, примером чего стали атаки племени хабра на группу беженцев-морисков, хотя это было скорее исключением, поскольку старейшины делегировали племени свейда немедленно наказать племя хабра и восстановить порядок. 

Более того, не все андалузцы имели капитал, чтобы обосноваться на новых землях или в городах. Некоторые оказывались в сложной ситуации, не имея возможности найти источник для заработка. Как писал алжирский историк Аль-Мукри: «Они напоминали китайцев в научной работе и профессиях».

Политическая роль андалузцев

Жители Андалусии, мигрировавшие на первом и втором этапах, имели большой научный и культурный багаж, а также управленческие навыки. Многие из них служили при королевском дворе в Андалусии, что позволило им накопить большой опыт в управлении и организации государственных дел.

Выходцы из этих семей прибыли в Северную Африку в то время, когда в регионе наблюдались подъем и падение маленьких государств под влиянием местных племен — берберов (амазигов) — которые не имели опыта ведения государственных дел.

В этой ситуации новые политические образования приветствовали андалузских экспатриантов и использовали их опыт для организации государственных дел и управления политическими, финансовыми, культурными и научными вопросами.

В исследовании Али бин Ахмеда Карира, озаглавленном «Политическое и экономическое влияние андалузцев в городе Беджая в 7 веке хиджры», отслеживается роль Андалусии в государстве Хафсидов и его столице Тунисе, которая в своt время была перенесена из города Беджая (в настоящее время находится на территории Алжира).

Династия Хафсидов (1229-1574) поощряла андалузскую иммиграцию, поскольку видела для себя выгоду в научных знаниях и навыках андалузцев в области государственного строительства.

«Андалузцы участвовали в разработке административных и политических проектов, и получали от этого большую выгоду. Большинство из них имели привилегии еще в Андалусии, и в Северной Африке они также получали должности и полномочия. Им поручали административную работу и выполнение религиозных и образовательных задач», — пишет Карир. То же самое произошло с государством Зайанидов в Алжире (1235-1554) и его столицей Тлемсеном.

Семьи из Андалусии прославились тем, что занимали министерские посты в государстве Хафсидов. Среди них была и семья Ибн Халдуна, которая взяла на себя управление финансовыми делами в Тунисе при Абу Бакре I. Член этой семьи Мухаммед стал хаджибом, в то время как остальные также довольно долго занимали высшие посты, будь то в Тунисе, Беджае или Тлемсене. Это несколько поколений вплоть до самого Абдель Рахмана Ибн Халдуна и его брата Яхьи.

Среди других таких семей можно выделить семью Сейид Нас, которая поддерживала Хафсидов во время захвата Беджаи в 1285 году. Тогда Абу Бакр ибн аль-Хусейн Сейид Нас получил титул хаджиба.

В Тлемсене появились такие андалузские семьи как Бани аль-Милях, Аль-Абли, известная в военной области, и семья Аль-Укбани, члены которой получили важные посты в органах судебной власти. Об этом пишет Мухаммед Саадани в своей магистерской диссертации «Андалузцы и их культурное влияние на Магриб».

Военное влияние андалузцев

Небольшие группы андалузцев служили в подразделениях армии Хафсидов и в специальной гвардии при дворе.

В своем исследовании Керир заявляет, что андалузское войско из двух тысяч всадников присоединилось к армии хафсидского султана аль-Мустансира Биллаха в 1270 году, а ряд андалузских высокопоставленных лиц руководил военными кампаниями султанов Магриба.

В свою очередь вместе с прибытием в регион андалузских моряков стал развиваться военно-морской флот. Они помогли развивать строительство кораблей и участвовали в пиратских нападениях на европейцев. Андалузец Мухаммед бен Яхья аль-Ансари взял на себя командование флотом города Беджая.

Андалузцы также способствовали укреплению турецкого господства и обороны Алжира перед лицом испанских амбиций и внутренних восстаний. Они поддерживали Хайреддина Барбароссу в его сражениях против местных правителей и служили в городских гарнизонах. Параллельно они возвели большинство крепостей в городах, где селились, например, крепость Шершель и оборонительные сооружения в городе Алжир.

В Марокко ряд андалузцев прославился в органах судебной власти, в том числе Абу аль-Матариф аль-Махзуми, который был судьей в Мельяне.

Кроме того, некоторые из них служили в армии Саадитов и даже сформировали специальное войско во главе с андалузским военачальником. Они стали главной силой марокканской армии в ходе кампаний против Западного Судана в 1591 году, и их предводителем был Джудар-паша.

Общины андалузцев брали в свои руки власть в деревнях и городах, куда переезжали. Например, у реки Бу Регрег в Марокко недалеко от Рабата была основана Республика Сале (1624-1668). Ее создали 3 тысячи морисков после изгнания из испанского города Орначос.

Андалузцы отличались от марокканцев тем, что имели опыт ведения государственных дел в Испании, что облегчило им путь к созданию Республики Сале или формированию почти независимых образований, хотя правители относились к этому крайне враждебно.

Мориски сыграли важную роль в пиратских нападениях на европейские корабли и города в Западном Средиземноморье, движимые сильным желанием отомстить испанцам, и некоторые из них приобрели большую известность в качестве капитанов кораблей.

Андалузский строительный ренессанс

Прибывшие в арабский Магриб андалузцы, численность которых за годы миграции исчислялась сотнями тысяч человек, внесли большой вклад в возрождение местной городской архитектуры. Хотя некоторые из них отправились в густонаселенные города, большинство андалузцев поселились в городах и деревнях с малой численностью населения из-за демографического спада во всем Магрибе. Им удалось оживить и обновить местную архитектуру, обращаясь к андалузскому стилю, который объединяет арабские и европейские элементы. Речь идет, в частности, о городе Беджая и долинах Алжира.

Они построили много городов и деревень, особенно на алжирской территории, в том числе Оран. Этот город был основан андалузскими торговцами Мухаммедом ибн Абу Ауном и Мухаммедом ибн Айдуном с помощью местных кланов.

В своей книге Саидуни пишет: «Андалузская миграция в Алжир положительно отразилась на ситуации в городах: благодаря стабильной деятельности андалузского населения они добились большого процветания, которого Алжир не знал со времен Аль-Хаммади. Тем самым мы говорим о городском ренессансе, процесс которого начинается в XV веке и включает, в частности, создание городских центров и восстановление разрушенных поселений».

Этому способствовало наличие у многих андалузцев солидного капитала, который они инвестировали в недвижимость и торговлю, строительство мечетей и библиотек. В алжирском городе Шершель им принадлежали 12 тысяч домов — они составляли большую часть местного населения.

Инициированный андалузцами урбанистический прогресс серьезным образом коснулся города Алжир, особенно после того, как с 1529 года он стал столицей турок, поощрявших андалузскую иммиграцию в город. После их прибытия численность населения удвоилась, и они образовали большинство.

Как сообщает Саидуни, урбанизация сопровождалась строительством каналов и систем водоснабжения городов, деревень и ирригации. Очень многое было сделано в городе Алжир после обнаружения источников воды на его окраинах и подачи воды по каналам.

Экономическое процветание

Экономическая роль андалузцев одинакова во всех регионах Северной Африки, где главным образом было развито сельское хозяйство, а потом торговля и промышленность.

Саидуни пишет в своей книге: «Укоренение андалузского компонента в алжирских странах привело к нехарактерной для региона экономической активности в различных секторах, таких как сельское хозяйство, промышленность, торговля и услуги».

В Алжире андалузцы начали осваивать обширные участки земли на побережье, в пригородах Шершеля, Орана, Тлемсена и Аннабы, а также плодородные равнины и плоскогорья на побережье недалеко от порта Алжир. Там выращивали вишню, груши, яблоки, апельсины и виноград. Тем временем в Аннабе андалузский шейх Мустафа Карданаш посадил 30 тысяч оливковых деревьев. По словам Саидуни, урожай был использован для выкупа мусульманских пленных в Испании.

Основными сельскохозяйственными достижениями андалузцев считаются открытие новых источников воды, создание ирригационных систем, внедрение новых культур (белый и черный тут, рис, хлопок, перец, картофель, помидоры, баклажаны, шафран, шпинат, лук-порей, капусту и апельсин), а также улучшение качества уже существующих культур.

Андалузцы прославились выращиванием овощей в пригородах и сельскохозяйственных районах и искусством садоводства. Во многих садах выращивали виноград, из которого производили вино.

Среди них были и инженеры, благодаря чему андалузцы преуспели в поиске воды и создании ирригационных систем для сельского хозяйства. Они установили бассейны и цистерны, снабжающие водные каналы, фонтаны и знаменитые нории, а также построили большие инженерные конструкции для подачи через 4-километровые каналы воды в Алжир и другие города.

В области промышленности андалузцы создали мастерские для занятий различными ремеслами, включая кузнечное дело, столярное дело, шитье, гончарное дело, кожевенное дело и производство шелка. Андалузские шелковые фабрики были известны высоким качеством своей продукции. Среди отраслей, начавших процветать в их руках — производство бархатной ткани. В нем были заняты мигранты из Гранады. Также были созданы фабрики, изготавливающие специальные машины для производства тканей, чего Алжир раньше не знал.

Благодарности заслуживают и те, кто развивал военную промышленность, производил порох и занимался судостроением в портах Алжира, Шершеля и Беджаи. В Алжире они установили медеплавильную печь и использовали ее для изготовления пушек и снарядов, а также для производства стали для огнестрельного оружия.

В сфере торговли андалузцы также обогнали народы Северной Африки благодаря своим давним связям с Европой, знанию торговых дел, владению европейскими языками и капиталом. Их состояние хранилось в испанской валюте, что сделало ее популярной в Северной Африке.

Андалузские купцы инвестировали свой капитал в выкуп христианских заключенных и финансировали пиратские набеги в обмен на долю добычи. Эта деятельность оставалась главным источником пополнения богатства Алжира и Туниса до конца XVIII века.

Саидуни пишет: «Члены андалузской общины в Алжире монополизировали некоторые отрасли производства и торговлю, тем самым образовав в прибрежных городах буржуазный класс, которого до их прибытия в стране не существовало».

Культурный и научный вклад

Андалузское присутствие обогатило культурную, научную и творческую жизнь в Северной Африке, особенно это касалось мигрантов из крупных испанских городов, таких как Севилья, Кордова и Гранада, среди которых были юристы, врачи, каллиграфы, переводчики и писатели.

Перевод представляет их самое важное культурное достижение, так как многие из них владели арабским и испанским языками. Из ученых в Марокко можно упомянуть Юсефа аль-Хакима, который переводил труды в области астрономии, и Али аль-Андалуси. Среди переводчиков также известны Аль-Хаяри Бекрано и Хуан Альфонсо Арагон, согласно книге Мухаммада Каштилио «Последние годы морисков в Испании и их роль за рубежом».

Андалузские мигранты создавали учебные заведения (завии) для обучения языкам и религии, а также некоторым современным наукам, таким как арифметика, астрономия, логика, история. Такие завии существовали в Алжире, Блиде и Колеа. Кроме того, они открывали библиотеки, например, в Рабате.

Что касается музыкального искусства и пения, то они сыграли важную роль во внедрении новых музыкальных стилей, а также струнных и ударных инструментов. Исполнение характеризовалось медленным ритмом и навевало грусть, что напоминало трагедию андалузского изгнания. Таким образом, североафриканская музыка серьезным образом изменилась под влиянием андалузцев.

Согласно исследованию Аббаса аль-Харари под названием «Влияние морисков на марокканскую музыку», андалузское присутствие обогатило арабский язык в Северной Африке своим выдающимся городским акцентом, характеризующимся деликатностью и простотой произношения, а также богатым словарным запасом. Примером этого влияния является введение ряда испанских слов в арабский язык.

Таким образом, они помогли распространить арабский язык в регионах, где говорили на берберском диалекте: Шершеле, Тенесе и Беджае.

Социально-демографические последствия

Андалузская миграция имела множество последствий для Северной Африке, которые различались в зависимости от страны. 

Большое значение в данных процессах имели несколько факторов, включая опыт и навыки мигрантов, особенности местных режимов, а также характер и численность местного населения. 

В Алжире андалузское присутствие широко приветствовалось, как и его активное участие в различных видах экономической деятельности. Андалузцы свободно населяли города из-за большой нехватки населения в регионе, что давало им возможность осваивать большие земельные площади. Власти их тоже приветствовали, включая правителей Тлемсена, а затем и турок.

«Из-за интенсивного наплыва андалузских мигрантов прибрежные районы центрального Магриба (Алжир) смогли преодолеть демографический коллапс, который характеризовался нехваткой населения, обнищанием страны и разрушением городов», — пишет Саидуни.

В Марокко ситуация была другой из-за наличия стабильной власти и плотности населения в сельской местности, в результате чего произошли столкновения между марокканскими крестьянами и морисками. Прием мигрантов в Марокко после изгнания в 1609 году был не таким радушных, как в случае их предшественников, из-за большого сходства между образом жизни андалузцев и испанцев. Большинство марокканцев считали их христианами, относились к ним соответствующим образом и сомневались в их лояльности.

Некоторые андалузцы предпочли вернуться в Испанию и решили обратиться в христианство из-за отношения, которое встретили в Северной Африке, но подавляющее большинство осталось в регионе. Они сохранили свой образ жизни, который сильно отличался от привычек североафриканских жителей, но с течением времени андалузцы постепенно сливались с местными общинами до тех пор, пока полностью не растворились в основной массе в начале девятнадцатого века.

Андалузцы несут часть ответственности за проблемы, с которыми столкнулись в Северной Африке, поскольку многие из них превосходили местное население и ощущали культурное превосходство над ним. Они отказывались связывать себя узами брака с местными и стремились изолироваться в своей диаспоре, однако со временем различий стало меньше, и этому способствовала потеря андалузцами своего состояния из-за экономической отсталости Северной Африки с XVIII века, пишет rambler.ru.

Для справки:

Изгнáние мори́сков, также Изгнáние мáвров, 9 апреля 1609—1614 (исп. Expulsión de los moriscos) — массовая депортация мусульман с территории Испании по указу Филиппа III. 

Филипп издал королевский меморандум 1600 года, согласно которому при определении социального статуса чистота крови (la limpieza de sangre) ставилась выше знатности рода. Остатки мавританского населения теперь стали восприниматься как потенциальная угроза чистоте крови всей нации. Морисков также подозревали в тайном исповедовании ислама и недолюбливали за сохранения приверженности к арабской культуре и языку.

Депортация была для своего времени тщательно организована. О ней сохранились подробные записи в регистрах. Из 319 тыс. учтённых морисков выселению подверглось около 275 тыс. человек или около 4 % населения страны.

06.07.2020

russianspain.com



Размещение рекламы

(+34) 678 750 080

Остались вопросы?
Звоните в редакцию и мы ответим на любые ваши вопросы

Контакты рекламного отдела
 
Отдел рекламы работает по будням с 9.00 до 18.00.

Телефон: +34 678-750-080
E-mail: info@rusmedia.es


КТО МЫ?
Креативное агентство RUSMEDIA.ES, работает в Испании с 1999 года.
Хотите быть в курсе событий и выгодных предложений русскоязычной Испании?

Подписывайтесь на наши группы в социальных сетях и Telegram.
ВАМ НУЖНЫ НОВЫЕ КЛИЕНТЫ? ОБРАЩАЙТЕСЬ!
С НАМИ РЕКЛАМА ДОСТУПНА КАЖДОМУ!
E-mail: info@rusmedia.es Tel./WhatsApp: +34 678 750 080

  Группы в Facebook:
Испания Работа Вакансии Резюме Подбор персонала
Русская Barcelona (русские в Барселоне)
Русский Madrid (Русские в Мадриде)
Русская Malaga (Русские в Малаге)
Русская Marbella (Русские в Марбелье)
Русская Торревьеха, Аликанте, Бенидорм, Коста Бланка
Telegram-каналы:
РАБОТА В ИСПАНИИ
ИСПАНИЯ ДОСКА ОБЪЯВЛЕНИЙ
БАРСЕЛОНА и КАТАЛОНИЯ
МАДРИД
ВАЛЕНСИЯ
БЕНИДОРМ и КОСТА БЛАНКА
АЛИКАНТЕ и КОСТА БЛАНКА
ТОРРЕВЬЕХА и КОСТА БЛАНКА
МАЛАГА и КОСТА ДЕЛЬ СОЛЬ
МАРБЕЛЬЯ и КОСТА ДЕЛЬ СОЛЬ
ТЕНЕРИФЕ и КАНАРСКИЕ ОСТРАВА